Чтительность forever! Или аспирантский Змей Горыныч

Змей Горыныч

Сегодня, товарищи аспиранты, я хотел бы обсудить с вами такой “феномен” как чтительность и почему её надо повышать. Для этого вернусь к своему комментарию 10-летней давности, который предварял один из материалов на моём старом (2010-2014) сайте “ПатИнформБюро”, и добавлю небольшие уточнения. Кстати, несмотря на относительную давность, суть высказанной тогда идеи остаётся, на мой взгляд, справедливой и поныне. Если не более актуальной, чем десять лет назад.

Аспирантский “Змей Горыныч”

Я считал и считаю, что основной “враг”, с которым невольно приходится “сражаться” бо́льшей части современных аспирантов-технарей – это “трёхголовый Змей-Горыныч”.

Одна голова этой мифической рептилии называется “Узкий кругозор”, вторая – “Слабая математическая подготовка”, и третья – “Хреновое понимание физики процессов”. Помогают же этой “гадине” “дожрать” аспиранта (вместе с тапками) такие “идолища поганые”, как “Лень”, “Нелюбознательность”, “Самоуверенность” (в плохом смысле этого слова), “Неорганизованность” и др. и пр.

В бытность свою начальником патентно-информационного отдела Университета я время от времени “натыкался” на аспирантов 2-го или даже 3-го (третьего, Карл!) года обучения, у которых в головах ещё не было чётко сформулированной темы диссертации. Так я вам, уважаемые “грызуны” научного “гранита”, скажу, что шансов защититься в срок, или даже через год после окончания аспирантуры, у такой научной по́росли просто нет. Бо́льшая часть вины (процентов 70) за такой пердимонокль1)Выражение “пердимонокль” происходит от французского словосочетания “perdit monocle” и переводится как “терять монокль”. Пердимонокль характеризует состояние человека, увидевшего нечто очень удивительное. лежит, конечно же, на научном руководителе соискателя. Ну, так и вода под лежачий камень-то не течёт. Шевелиться надо самому! И шевелить мыслями, естественно!

Об н/т кругозоре

В стародавние времена, то есть начиная с конца 80-х годов прошлого века, я был знаком с тогдашним проректором МГТУ ГА2)МГТУ ГА – Московский государственный технический университет гражданской авиации. по научной работе – Анатолием Ивановичем Козловым. Правда, встречались мы с ним в основном на буржуйских конференциях и совещаниях, в разных там голландиях, германиях, франциях, польшах… Человек это удивительный. Кроме того, что в СССР он являлся автором концепции поляризационного контраста РЛ3)РЛ – радиолокационный. объектов и был одним из ведущих специалистов в области радиолокационной поляриметрии, это ещё и самый эрудированный4)Между прочим, Анатолий Иванович автор 23 монографий и свыше 300 научных работ. человек среди тех, с кем мне довелось встречаться в прошлой научной жизни.

Багаж знаний, ассоциативность мышления и чувство юмора у него были просто поразительные. Его ученик, д.т.н., профессор Александр Иванович Логвин, долгие годы проработавший вместе с ним в МГТУ ГА, рассказывал мне, как Анатолий Иванович мог между делом, за 20 минут, с нуля, составить план диссертации для какого-нибудь соискателя по тематике, которой он никогда в жизни не занимался. При этом попадание в диссертационное яблочко было, как правило, стопроцентным. Были годы, когда у Анатолия Ивановича защищалось по несколько человек: как кандидатов, так и докторов. В общей сложности под его руководством в качестве научного руководителя и консультанта защитились 22(!) доктора наук и 63(!) кандидата.

Всё это я рассказываю для того, чтобы молодые аспиранты понимали: написать по-настоящему толковую научно-квалификационную работу (диссертацию), не имея более или менее широкого научно-технического кругозора, чрезвычайно трудно. А без серьёзной “помощи” со стороны научного руководителя или опытных “старших товарищей” – просто невозможно. Надеяться на родного папу, который вам напишет кандидатскую диссертацию и обеспечит защиту, можно, но у 99% это вряд ли получится5)Хотя лично я знаю о двух таких случаях – в 2002 году, когда одному соискателю папа профессор фактически от корки до корки написал диссер. И в 2004 году, когда другой папаша пустился во все тяжкие при оформлении актов о внедрении результатов диссертации своего чада. Что выяснилось только спустя пол-года после защиты..

Тем более, что за последнее десятилетие произошла очевидная и объективная деградация среднего уровня знаний тех, кто поступает в аспирантуру на технические специальности. Причём молодые люди, “запрыгнувшие” в аспирантуру сразу же6)Лет сорок назад поступление в аспирантуру по физмат или техническим наукам сразу после студенческой скамьи было событием довольно неординарным. Гораздо чаще в аспирантуру поступали люди после нескольких лет работы инженером или программистом. Соискатель, которому было 35-40 лет, ни у кого не вызывал вопросов. А защищённая диссертация была итогом нескольких (многих) лет исследований в составе коллектива или самостоятельного научного труда. после специалитета или магистратуры, как правило, плохо готовы к самостоятельной научной деятельности. У таких аспирантов, прочитавших самостоятельно две книжки – научный букварь и “синюю”, шансы написать хоть “хлипенькую” диссертацию и защитить её ассимптотически приближаются к нулю. Даже несмотря на то, что объективные процессы постепенного “омоложения”7)Молодым везде у нас дорога, Старикам везде у нас почёт. диссертационных советов не всегда (“что там скрывать, ха-ха-ха”) обеспечивают прежний уровень требовательности и квалификации членов диссоветов из-за физической убыли научных “монстров”, научное становление которых произошло ещё в СССР.

К числу таких “монстров” – не в смысле “кровожадности” к соискателям, а в смысле масштаба научной личности, относился один из “отцов-основателей” ТИРиЭТа8)ТИРиЭТ – Томский институт радиоэлектроники и электронной техники (1962-1971). Ныне – ТУСУР., Герман Сергеевич Шарыгин (1934-2018). Сначала я учился у него в студентах (1974-1980), затем работал инженером (1980-1984) в возглавляемой им Лаборатории радиотехнических систем ТИАСУРа; а с 1998 по 2004 гг. сотрудничал в рамках совместных научно-технических проектов ТУСУРа с Делфтским университетом технологии (TU Delft, Голландия).

Так вот, несколько метров стены высоченной профессорской квартиры Германа Сергеевича – от пола до самого потолка, были заняты стеллажами с книгами технической направленности и научными монографиями, которые он в своё время прочитал или регулярно пересматривал. Для контраста: у другого моего учёного коллеги вся его домашняя техническая “библиотека”, которой он пользовался, умещалась на двадцати сантиметрах сиротливой книжной полочки. Как говорится, почувствуйте разницу!

Про свою домашнюю библиотеку

С каждым годом большое количество ранее незаменимых слов и словосочетаний в русском языке незаметно вымываются из нашей повседневной жизни, пополняя “Красную книгу” вымирающих слов великого и могучего. Одним из них является слово “букинист”. Современные аспиранты поди́ и не знают, что в букинистических магазинах, на книжных развалах, можно было наткнуться на такие книжки, что только держись.

Моя личная техническая библиотека, которую я начал формировать ещё лет 50 назад, больше чем наполовину состояла из книг, приобретённых в 70-90-х годах в небольшом томском магазинчике в переулке Ба́тенькова9)Сейчас этот магазин называется “Букинист Суздальский” – по имени человека, который стоял у истоков создания того “Букиниста”, который знало большинство томичей..

“Книжная пути́на” начиналась, как правило, перед массовым отъездом выпускников томских вузов по распределению10)Представляете, была такая “странная” традиция обучения в СССР – направлять выпускников вузов по местам их работы по приобретённой ими специальности. Фантастика!. Граждане, получившие дипломы о высшем образовании и “навострившие лыжи” из Томска, избавлялись от накопленного за годы обучения печатного груза, в том числе, и путём сдачи книг в “Букинист”. При этом сдать можно было не всё. “Ширпотреб”, как правило, не принимали. Поэтому, перерывая стопки книг на столах или ряды книжек на полках, можно было наткнуться на редчайшую и нужную книгу по своей специальности.

Но буквально “праздник” на книжную улицу приходил тогда, когда в 70-х и 80-х годах прошлого века какая-нибудь известная томская профессорская семья убывала на ПМЖ в далёкие края, или на свою “ну, очень историческую родину”. В этом случае в “Букинисте” появлялись книги абсолютно уникальные. Главное было – суметь оказаться в магазине именно в этот исторический момент.

Между прочим, все книжки, которые сыграли определяющую роль при написании кандидатской диссертации “Поляризационный контраст радиолокационных объектов”,

Автореферат диссертации (1993)
Loader
Loading...

EAD Logo
Taking too long?

Reload Reload document

|

Open Open in new tab

были приобретены мной именно в том славном месте.

Конечно, при поголовной “гаджификации” населения, я допускаю (чисто теоретически) существование аспиранта-технаря, который за четыре года аспирантуры так и не подержал в руках бумажную книгу. Но правильно ли это? На мой взгляд, кактегорически нет!

Кстати, сохраняю глубокую убеждённость в том, что усваивать “основы” своей научной специализации современным аспирантам-технарям в области радиолокации, связи, распространения радиоволн, обработки сигналов и т.п. лучше всего по советским книгам, написанным много-много лет назад, или по толковым буржуйским монографиям, как современным, так и изданным уже давно.

Ибо большинство хороших технических книг даже полувековой “выдержки” могут дать фору современным “монографиям”. Классический пример: до сих пор никто не превзошёл так называемого “Жёлтого Канарейкина” – монографию 1966(!) года издания11)Канарейкин Д.Б., Павлов Н.Ф., Потехин В.А. Поляризация радиолокационных сигналов. – Москва : Советское радио, 1966. – 440 с.. Я не знал ни одного аспиранта или инженера, который бы занимался вопросами поляризации сигналов, не прочитав эту книжку трёх “отцов-основателей” радиолокационной поляриметрии. В “старое” время умные люди, как правило, писали для людей, а не только ради бабла или званий. Написать просто и понятно для инженера или аспиранта – вот архисложная задача. А написать “монографию”, которую никто не понимает и забудет на следующий же день – нефиг делать!

[свернуть]

Читать, читать и читать – вот что нужно аспиранту-технарю! Другими словами, повышать свой научно-технический “культур-мультур” с тем, чтобы количество “чужой” информации в вашей голове диалектически трансформировалось в качественные изменения.

Но это если вас, конечно, интересует конкретный результат – защита диссертации и последующая активная жизнь в науке, а не сам процесс пребывания в аспирантуре как легальном “убежище” от военкома или, упаси Бог, “процесс обучения”12)На мой взгляд, продавленная либерастами в 2012-13 гг. в Законе об образовании “концепция” превращения аспирантуры в третью ступень образования была ничем иным, как целенаправленной диверсией с целью извращения сути аспирантуры, как механизма создания новых научно-технических результатов в интересах страны и обновления профессионального сообщества высококлассных специалистов.. А то, ведь, можно эволюционировать и в такой комичный персонаж:

video

Товарищи аспиранты! Развивайтесь духовно чтительными практиками
и идите по жизни только вперёд! Грамотно поставляйте свою речевую активность! Поддерживайте друзей ментальностью и какими-нибудь словами!

Математика – царица полей

Второй критический момент в жизни аспиранта-технаря – это уровень его общей и специализированной математической подготовки. Понятно, что “знать всю математику” невозможно. Не всем пригодятся векторы, тензоры, кватернионы, матрицы и прочие занимательные математические “штучки”. Но без приличного базового уровня и более-менее внятного понимания специфики математического (а также статистического) аппарата в конкретном техническом направлении аспирант стопроцентно обречён на фиаско.

У нас лекции по высшей математике на первом-втором курсах (1974-1975) радиотехнического факультета ТИАСУРа13)ТИАСУР – Томский институт автоматизированных систем управления и радиоэлектроники. Ныне – ТУСУР. читала и вела занятия могучая и харизматичная Алевтина Павловна Ерохина, дай Бог ей здоровья и долгих лет жизни. Однажды на поточной лекции для первого курса два парня – выпускники знаменитой новосибирской физмат-школы, вели себя несколько шумно и вызывающе, показывая, что математика – это их конёк, и учить их – только портить. Алевтина Павловна вызвала этих “умников” к доске и за 15 минут убедительно доказала всем присутствующим студентам из восьми групп, что данная парочка – это балбесы, шалопаи, ни черта в математике не понимают, и вообще надо бы разобраться, как они поступили в институт.

Один раз на втором курсе я сдавал ей экзамен шесть часов: с 9 утра до трёх дня. Она почему-то была уверена, что я знаю её предмет на “пять”, а у меня всё время получалось “четыре с хвостиком”. После чего она предлагала мне взять следующий билет. В результате, в три часа пополудни, когда экзамен сдали уже практически все – и двоечники, и троечники, она сказала: “Карнышев, вот тебе твои четыре балла и иди отсюда к чёртовой матери, не расстраивай меня!”.

Кстати, вот чего у моего бывшего научного руководителя, а затем научного консультанта, профессора Татаринова В.Н., нельзя было отнять (при всех нюансах наших сложных взаимоотношений, дошедших до полного разрыва в конце 90-х), так это – основательная математическая подготовка в области радиофизики. Поступив в середине шестидесятых годов прошлого века в аспирантуру в ТИРиЭТе, он преспокойно и хладнокровно “забил болт” на все сельхозотработки14)Непременный атрибут жизни вузов и научных организаций – так называемая тогда “помощь селу”. За отказ от участия в которой, между прочим, аспиранта Татаринова пропесочили в одном из номеров газеты “Радиоэлектроник”, выпускавшейся в ТИРиЭТе с 1963 года. Для современных аспирантов регулярная “помощь селу” сотрудников вузов, особенно, в летне-осенний период, или отработка на стройках города или в овощехранилищах – вещь абсолютно непонятная. Хотя, ещё неизвестно, так ли уж плохо это было. Традиционный месяц летом у чёрта на куличках на “сенокосе” по неудобицам – это был такой “тимбилдинг”, который сейчас вряд ли удастся осуществить. и прочую непрофильную деятельность, и “засел” на три года в научную библиотеку ТГУ15)ТГУ – Томский государственный университет. Так что с математикой высокого уровня Виктор Николаевич был, как минимум, на “ты”. Хотя оборотной стороной этого уровня стало то, что лично я знаю всего лишь несколько человек, кто смог до конца осилить две его монографии 197416)Потехин В.А., Татаринов В.Н. Вопросы классической теории частичной когерентности случайного электромагнитного поля. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1974. 240 с. и 1978 годов17)Потехин В.А., Татаринов В.Н. Теория когерентности электромагнитного поля. М.: Связь, 1978. 208 с., посвящённых теории когерентности электромагнитного поля.

К слову, товарищи нынешние аспиранты, никаких специальных занятий в аспирантуре тогда – в 60-х, ни через двадцать лет, когда я поступал в аспирантуру, не было предусмотрено от слова “совсем”. Основной упор был сделан на самостоятельную(!) теоретическую и практическую подготовку и эффективное взаимодействие с научным руководителем. При, естественно, посильной помощи коллег в том коллективе, в котором “варился” аспирант.

Могу сказать, что мои личные книжки и справочники только по математике занимали дома метра два на книжных полках. Скорее всего, из-за отсутствия в те времена интернета и, возможно, большой нелюбви сидеть в библиотеках, тишина и умиротворённость которых навевали мне спокойный и здоровый сон уже минут через двадцать.

Физика – это сила!

Третьим (по моей классификации) “смертельным врагом” аспиранта-технаря является “хреновое понимание физики изучаемых процессов”. И этот недостаток, замечу, свойственен не только нынешним аспирантам. Он был, в принципе, характерен для учёной мо́лоди и в далёком прошлом. Причём удовлетворительное или даже хорошее знание математики и владение соответствующим аппаратом никаким лекарством или гарантией от наступления на эти “грабли” не является. Хорошо знаю это по себе.

В самом начале своей деятельности в качестве аспиранта по специальности “Радиолокация и радионавигация” (05.12.04) я занимался, извиняюсь за выражение, гомоморфной фильтрацией и кепстральным анализом радиолокационных сигналов. Эти данные регистрировались на загоризонтных (100-400 км) трассах аппаратурой, разработанной и изготовленной в Лаборатории радиотехнических систем ТИАСУРа и установленной на НИС18)НИС – научно-исследовательское судно. ДВНИГМИ19)ДВНИГМИ – Дальневосточный научно-исследовательский гидрометеорологический институт. “Академик Ширшов” и “Академик Королёв”. А предназначена эта аппаратура была для регистрации сигналов обзорных РЛС большой мощности, расположенных преимущественно на территории Японии, Южной Кореи и Тайваня.

Именно эти данные, которые мой коллега “Х” по Лаборатории РТС “привёз” в конце 1983 года из трёхмесячного рейса по Тихому океану на “Академике Ширшове”, стали его “приданным”, с которым он поступил к В.Н. Татаринову в аспирантуру в 1984 году. Причём “плодотворная дебютная идея” у него, 30-летнего и безусловно очень талантливого радиоинженера, уже была им вчерне сформирована20)Исследование эффекта многолучевого распространения радиоловолн на загоризонтных трассах и обнаружение приводных атмосферных волноводов.. В отличие от меня – рядового “программёра”. Несмотря на это, Татаринов взял меня к себе в аспирантуру “прицепом” за компанию с “Х”, полагая, что работающая связка “железячника” и “машиниста” будет ему полезной.

Так вот, не вдаваясь в детали, скажу, что мне неоднократно “прилетало по полной” от “Х”, когда я в очередной раз приносил ему результаты моделирования многолучевого ДТР УКВ21)ДТР УКВ – дальнее тропосферное распространение ультракоротких волн. с использованием кепстрального анализа. “Ты, чо, б..дь, тут насчитал?” – это был ещё лайт-вариант его “комментариев”. Когда я пытался ему рассказать, как это у меня получилось, он начинал орать: “Да, <трам-тарарам-там-там> такого не может быть, в принципе. Просто физически быть не может!”. Потом, поостыв, объяснял, в чём был мой “косяк” с точки зрения физики процесса. С тех пор я хорошо усвоил, что “машине” (ЭВМ, компьютеру) действительно “по барабану”, что “считать”.

И если вы не до конца, или вообще не понимаете, что моделируете, то наверняка получите “результаты”, на первый взгляд претендующие на “Нобелевку”, а, по сути, не имеющие ничего общего с реальностью. Кстати, слепая вера в “безграничные” компьютерные возможности или “болезнь абсолютизации” вычислительных методов чрезвычайно распространена среди нынешних аспирантов, особенно среди тех, кто занимается моделированием.

К чему это я всё “воспоминаю”? Да, к тому, что без чёткого и однозначного понимания, какие объективные физические процессы происходят в вашем устройстве (установке, системе и т.п.) и каким образом всё это взаимодействует с внешней средой, вы такого намоделируете, что мама не горюй! И если рядом не окажется человека (лучше, конечно, чтобы это был научный руководитель), который вам вовремя “вправит мозги”, то шансы написать фуфлыжную диссертацию, а затем на защите быть “уничтоженным” оставшимися в диссовете профессионалами, резко возрастают.

Послесловие

В начале 90-х прошлого века зарабатывать на жизнь наукой в нашей стране было чрезвычайно трудно. Повезло не всем. Кто-то выжил, продав за три буржуйские копейки Соросу результаты многолетних трудов научных коллективов и свалив “за бугор”. Кто-то освоил смежные специальности – продавца, дворника, проститутки, таксиста или бандита. Кто-то безвременно отбыл в иной мир…

После этого прошло уже тридцать лет. Многое изменилось. Но во всём мире, при колоссальном избытке населения, до сих пор наблюдается катастрофическая нехватка специалистов с головой. Как в России, так и в “забугорье”.

Причём сейчас, когда вопрос научно-технологического суверенитета на самом деле является вопросом выживания нашей страны, у вас, молодых аспирантов, есть все шансы выстроить свою жизненную траекторию “именнашта” в российской науке. И выстроить её так, чтобы она приносила вам не только моральное, но и материальное удовлетворение. Опять же при условии, если у вас кое-чего имеется в голове.

Можно, конечно, в силу молодости испытывать “девичьи” иллюзии, что вас сейчас или в ближайшие 5-10 лет кто-то “ждёт” на этом самом Западе. Безусловно, все возможности свалить “за бугор” у вас имеются. Не вопрос. Но только если вы готовы к тому, чтобы стать там людьми второго, а, может быть, и третьего сорта.

И даже если вам удастся получить какую-то позицию (“position”) в каком-нибудь тамошнем университете, то в условиях ухудшения отношений с условным Западом в обозримом будущем, первыми из университетов будут выбрасывать на улицу именно выходцев из России.

Кто из вас готов к тому, что любая западная чиновничья морда будет с наслаждением вытирать о вас ноги только потому, что вы – русский или из России?

Кто готов мыкаться по засранным иммигрантами “хазам” в ожидании вида на жительство в какой-нибудь условной “голландии” или долгие годы ждать на полулегальном положении получения гражданства?

Кто готов вместе со всеми сотрудниками университета дружно бегать с ЛГБТшным или украинским флажком и делать вид, что вся эта педерастия – это наивысшее достижение цивилизации, а хохлы – “невинные жертвы” российской “агрессии”?

Кто готов к добровольно-принудительному участию в истерических акциях осуждения “русского империализма”?

Кто готов к тому, что любой занюханный нигер или зачуханный араб на улице может запросто дать вам по физиономии или куда дотянется, и ничего ему за это не будет, а вас в полиции ещё и обвинят в расизме, или даже “посодют”?

Кто из вас готов смириться с “достижениями” западного здравоохранения: когда температура до 39 не является поводом к вызову врача; когда вы не сможете купить в аптеке элементарных лекарств, кроме ваты и прокладок; когда к зубному нужно записываться минимум за пол-года; когда стоимость операции по удалению аппендикса будет стоить просто безумных денег; или когда вы вообще можете “отбросить коньки” без медицинской страховки или с её страшно урезанным вариантом?

Готовы? Попутного восточного ветра и в недобрый путь!

А тем аспирантам, кто решил остаться в своей стране и продолжать заниматься наукой, хочу сказать, что именно в условиях серьёзного и нарастающего кризиса у вас появляются реальные шансы добиться многого. Во всех смыслах.


Яндекс.Метрика


Сноски

1 Выражение “пердимонокль” происходит от французского словосочетания “perdit monocle” и переводится как “терять монокль”. Пердимонокль характеризует состояние человека, увидевшего нечто очень удивительное.
2 МГТУ ГА – Московский государственный технический университет гражданской авиации.
3 РЛ – радиолокационный.
4 Между прочим, Анатолий Иванович автор 23 монографий и свыше 300 научных работ.
5 Хотя лично я знаю о двух таких случаях – в 2002 году, когда одному соискателю папа профессор фактически от корки до корки написал диссер. И в 2004 году, когда другой папаша пустился во все тяжкие при оформлении актов о внедрении результатов диссертации своего чада. Что выяснилось только спустя пол-года после защиты.
6 Лет сорок назад поступление в аспирантуру по физмат или техническим наукам сразу после студенческой скамьи было событием довольно неординарным. Гораздо чаще в аспирантуру поступали люди после нескольких лет работы инженером или программистом. Соискатель, которому было 35-40 лет, ни у кого не вызывал вопросов. А защищённая диссертация была итогом нескольких (многих) лет исследований в составе коллектива или самостоятельного научного труда.
7 Молодым везде у нас дорога, Старикам везде у нас почёт.
8 ТИРиЭТ – Томский институт радиоэлектроники и электронной техники (1962-1971). Ныне – ТУСУР.
9 Сейчас этот магазин называется “Букинист Суздальский” – по имени человека, который стоял у истоков создания того “Букиниста”, который знало большинство томичей.
10 Представляете, была такая “странная” традиция обучения в СССР – направлять выпускников вузов по местам их работы по приобретённой ими специальности. Фантастика!
11 Канарейкин Д.Б., Павлов Н.Ф., Потехин В.А. Поляризация радиолокационных сигналов. – Москва : Советское радио, 1966. – 440 с.
12 На мой взгляд, продавленная либерастами в 2012-13 гг. в Законе об образовании “концепция” превращения аспирантуры в третью ступень образования была ничем иным, как целенаправленной диверсией с целью извращения сути аспирантуры, как механизма создания новых научно-технических результатов в интересах страны и обновления профессионального сообщества высококлассных специалистов.
13 ТИАСУР – Томский институт автоматизированных систем управления и радиоэлектроники. Ныне – ТУСУР.
14 Непременный атрибут жизни вузов и научных организаций – так называемая тогда “помощь селу”. За отказ от участия в которой, между прочим, аспиранта Татаринова пропесочили в одном из номеров газеты “Радиоэлектроник”, выпускавшейся в ТИРиЭТе с 1963 года. Для современных аспирантов регулярная “помощь селу” сотрудников вузов, особенно, в летне-осенний период, или отработка на стройках города или в овощехранилищах – вещь абсолютно непонятная. Хотя, ещё неизвестно, так ли уж плохо это было. Традиционный месяц летом у чёрта на куличках на “сенокосе” по неудобицам – это был такой “тимбилдинг”, который сейчас вряд ли удастся осуществить.
15 ТГУ – Томский государственный университет
16 Потехин В.А., Татаринов В.Н. Вопросы классической теории частичной когерентности случайного электромагнитного поля. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1974. 240 с.
17 Потехин В.А., Татаринов В.Н. Теория когерентности электромагнитного поля. М.: Связь, 1978. 208 с.
18 НИС – научно-исследовательское судно.
19 ДВНИГМИ – Дальневосточный научно-исследовательский гидрометеорологический институт.
20 Исследование эффекта многолучевого распространения радиоловолн на загоризонтных трассах и обнаружение приводных атмосферных волноводов.
21 ДТР УКВ – дальнее тропосферное распространение ультракоротких волн.
Яндекс.Метрика Hide picture