Хирш жил, Хирш жив, Хирш будет жить!

О показателе, изменившем за 10 лет весь научный мир и поделившем учёных на «чистых» и «нечистых»…

Я себя
      под h-индексом чищу,
чтобы в науке
      меня не третировали,
Не важно́ ведь
      статей многотыщье,
Ва́жно — сколько
      из них процитировали.
(подражание В.В. Маяковскому)

Задачка для аспирантов младшего и среднего возраста

ДАНО: у профессора Сидорова имеется две статьи, которые процитировали по 4 раза; одна статья, на которую сослались 11 раз; три статьи, имеющие по 7 цитирований; четыре статьи по одному цитированию и восемь публикаций без цитирования.

ВОПРОС: какой индекс Хирша (h-index) у профессора Сидорова?

ОТВЕТ: (см. в конце)


Век бы простой научный народ нашей страны не знал, что такое «индекс Хирша», кабы не восшествие на научно-образовательный престол г-на Ливанова. Именно с его появлением «хиршанутость» российской науки выдвинулась на первый план — началось строительство «Хиршавеля» — такой виртуальной деревушки, куда пытаются загнать всех «вчёных», подсчитав их «научный вес».

Истерика вокруг этого библиометрического показателя достигла таких масштабов, что даже ведущее российское гламурное чмоК. Собчак, смотавшееся из России к сожалению не насовсем, было замечено (ссылка) в комментариях по поводу реформирования РАН: «Главный понятный критерий успешности научной работы — мировой индекс цитируемости в монографиях, диссертациях и т.д. РАН-ниже плинтуса: Может уже хватит исходить из того, что все что делает Режым (ы!) — плохо. РАН давно деградирует, вы посмотрите каков индекс цитируемости РАН в науке!» Дожили! Ботоксанутая и отсиликоненная собчачиха учит РАН…

Другими словами, научной России наступил Хирш. Поэтому игнорировать этот индекс или не обращать на него внимание будет для аспиранта или молодого учёного равносильно плеванию против ветра. Так что перед молодыми во весь рост встаёт задача «выращивания» своего, пока маленького, h-индексёныша.

Сделать это в условиях прогрессирующей «ливанизации» науки и образования в России будет всё трудней. Тем более, что, судя по вчерашнему обращению Владимира Владимировича к трудовому народу, никаких кадровых изменений в отношении Минобрнауки не предвидится. Например, во  всём тексте выступления тов. Путина слово «наука», и то лишь в стороннем контексте, прозвучало 2 раза, а слово «образование» — 3 раза. Карт-бланш «великому реформатору», ситуайену Ливанову, продолжает действовать. А раз так, то впереди на научной тропе многим светит не полная луна, а полная ж..а.

Тем более, что сам г-н Ливанов это особенно и не скрывает. А более мелкие чиновники, например, директор проектного офиса «5-100» М.В. Антонов тоже особенно не эвфимизируют. Так, м-р Антонов, отвечая на вопрос: «А чему должны уделить внимание вузы, не вошедшие в Проект 5-100?», заявляет: «Мне сложно говорить о всей системе высшего образования, потому что наш проект работает именно с выбранными пятнадцатью вузами». В простонародье это означает: «А мне по́хрен, чо там в остальных вузах!»

Для тех, кто впервые слышит об этом показателе, вокруг которого «тащится» всё Министерство, ссылок на определение не привожу — их дополна и больше. Однако, юным аспирантам стоит заглянуть на сайт РИНЦ, где приведена забавная, на мой взгляд, классификация научных тружеников головного мозга:

«Какой уровень цитируемости должен быть у авторов? Однозначного ответа нет, но примерные ориентиры существуют:
• Индекс Хирша от 0 до 2 по РИНЦ — соответствует научной активности начинающего ученого (соискателя ученой степени, аспиранта);
• Индекс Хирша от 3 до 6 по РИНЦ — соответствует научной активности кандидата наук;
• Индекс Хирша от 7 до 10 по РИНЦ — соответствует научной активности доктора наук;
• Индекс Хирша от 11 до 15 — соответствует научной активности известного ученого (члена диссертационного совета, основателя научной школы);
• Индекс Хирша от 16 и выше — соответствует научной активности ученого с мировым именем (руководителя научной организации, председателя диссертационного совета)»

В соответствии с этими рамочными критериями, товарищ Альберт Эйнштейн со своим индексом Хирша «13» (по данным Scopus) в РИНЦ — всего лишь член диссертационного совета, или, на худой конец, основатель научной школы — не более.

«Ведь говорил я ему (Канту) тогда за завтраком:
«Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное
придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно.
Над вами потешаться будут»
(источник)

Вот и над комрадом Иммануилом Кантом, как и надо мной — с нашим h-индексом, потешаются. Поскольку у меня и у старика Иммануила этот показатель по данным Scopus равен «1».

По уже упомянутой ссылке можно прочитать рекомендации РИНЦ по повышению индекса цитируемости и индекса Хирша. Из восьми доморощенных советов, на мой взгляд, самый честный и главный — всего лишь один: «Стремиться публиковать оригинальные статьи высокого научного и практического уровня, на которые охотно бы ссылались другие авторы». Среди оставшихся есть совет, за который «в приличном обществе бьют канделябрами по морде», а в «Scopus» просто выкидывают из своего списка в случае «поимки на месте преступления»: «Для повышения импакт-фактора «своего» журнала — давать ссылки на статьи «своего журнала».

Для тех аспирантов, кто, кроме русского языка, разбирает и английскую грамоту, посоветовал бы присмотреться к презентации уже упоминавшегося тов. Надера Але Ибрагима (Nader Ale Ebrahim) «Как повысить h-индекс» («How to increase h-index»).

И, в заключение, рекомендую господам аспирантам попробовать бесплатную программу «Publish or Perish»Публикуйся или сдохни»), о которой я уже писал на старом сайте здесь и здесь. Пару дней назад я обновил информацию об этой программе, и реализовал это обновление в виде слайдера (см. внизу).

Вот и всё на сегодня. Пишите диссер, не отлынивайте!

  • pp-02
  • pp-03
  • pp-04
  • pp-05
  • pp-06
  • pp-07
  • pp-08
  • pp-09
  • pp-10
  • pp-11
  • pp-12
  • pp-13
  • pp-14
  • pp-15
  • pp-16
  • pp-17
  • pp-18
  • pp-19
  • pp-20
  • pp-21
  • pp-22
  • pp-23
  • pp-24
  • pp-25
  • pp-26
  • pp-27
  • pp-28
  • pp-29
  • pp-30
  • pp-31
  • pp-32
  • pp-33
  • jquery slideshow
  • pp-35
jquery slideshow by WOWSlider.com v7.8

Ответ на задачу: по определению, Некто имеет индекс h, если h из его Np статей цитируются как минимум h раз каждая, в то время как оставшиеся (Nph) статей цитируются не более, чем h раз каждая. Поэтому индекс Хирша профессора Сидорова равен «4», поскольку среди его публикаций имеется четыре статьи, которые процитировали «4» и больше раза.

Вообще то, пытливый и дотошный аспирант спросит: «А почему 4? Ведь у Сидорова — 6 статей, которые процитировали как минимум четыре раза?» Согласен. Но индекс Хирша «6» означает, что должно быть «6» статей, которые цитировались не менее 6 раз. А равенство индекса «5» подразумевает наличие 5 статей, процитированных не менее пяти раз. У Сидорова же это не так. Так что остаётся только «четвёрочка». Кажущееся противоречие заключается в том, что индекс Хирша — целая, а не дробная, величина, при этом  упорядоченная (по убыванию числа цитирований) зависимость «числа цитирований» от номера статьи в реальной жизни гладкой не является.