А был ли Спутник? ( О благородных каперах и статье из вражеского стана )

Рассказав байку голландского профессора в предыдущем материале, я никак не предполагал, что буквально через день наткнусь на занятную статью по этой теме, опубликованную в 2012 году одной дамой из нерукопожатной организации под названием НИУ ВШЭ. Кстати, тотальная ликвидация этого паразитического образования на пару с увольнением, а лучше бы арестом, г-на Чубайса могла бы мгновенно увеличить (процентов на 10 минимум) долю одобряющих деятельность Светлейшего за пределами Садового кольца. Ну, об этой статье — чуть попозже, а пока небольшое, но зацепившее меня сообщение с моим комментарием.

Создательница Sci-Hub признана «человеком года в науке»

Честно скажу, что заголовок исходной новости на сайте «Наука и технологии России», сославшейся на материал в журнале “Nature”, я изменил. Русскоязычный сайт назвал Александру Элбакян «создательницей пиратского портала», а буржуйские «натуралисты» — «paper pirate». Тем не менее, “Nature” поставило её на шестое место в десятке тех, кто произвёл в этом году фурор в научном мире.

На мой взгляд, Александра Элбакян никакая не пират, а благородная «каперша»1)От слова «капер» — «Частное лицо, использовавшее вооруженное судно с целью захватывать торговые корабли неприятеля с разрешения или умолчания властей воюющего государства».. Без её портала «Sci-Hub»2)Эта ссылка жива ровно до того момента, пока издательства не добрались до хозяев серверов. После чего порталу вновь придётся перебираться в другое место. молодым и умным аспирантам в небогатых вузах, не имеющих доступа к полнотекстовым научным статьям, было бы совсем кисло.

По информации Элбакян, упомянутой “Nature”, в настоящее время на сайте размещено около 60 миллионов документов, причём в 2016 году число загрузок, скорее всего, превысит 75 миллионов, по сравнению с 42 млн в прошлом году. По некоторым оценкам, объём загрузок публикаций с Sci-Hub составляет около 3% всего объёма скачиваемых статей из научных издательств всего мира.

Процитирую буржуев3)For the first few years of its existence, the site flew under the radar — but eventually it grew too big for subscription publishers to ignore. In 2015, the Dutch company Elsevier, supported by the wider publishing industry, brought a US lawsuit against Elbakyan on the basis of copyright infringement and hacking. If Elbakyan loses, she risks having to pay many millions of dollars in damages, and potentially spending time in jail. (For that reason, Elbakyan does not disclose her current location and she was interviewed for this article by encrypted e-mail and messaging.) In 2015, a US judge ordered Sci-Hub to be shut down, but the site popped up on other domains. It’s most popular in China, India and Iran, she says, but a good 5% or so of its users come from the United States.:

«В начале своего существования этот сайт несколько лет оставался незамеченным, но, в конце концов, он стал слишком большим, чтобы издатели, получающие деньги за подписку, продолжали его игнорировать. В 2015 году голландская компания Elsevier, при широкой поддержке издательской индустрии, подала в США иск против Элбакян за нарушение авторских прав и хакерство. Если Элбакян проиграет дело, то она рискует заплатить миллионы долларов в качестве возмещения ущерба, и, возможно, сядет в тюрьму. (По этой причине, Элбакян не раскрывает своё местожительство, и это интервью она дала по каналам зашифрованной электронной почты и обмена сообщениями). В 2015 году американский судья вынес решение о закрытии Sci-Hub, но сайт появился на другом домене. При этом Элбакян заявила, что данный ресурс наиболее популярен в Китае, Индии и Иране, однако, по меньшей мере, 5% пользователей — из Соединенных Штатов».

Между прочим, «некоторые признают тот факт, что она действовала незаконно, но многие рассматривают Sci-Hub, как практическую реализацию принципа движения “open-access”, который гласит о том, что статьи должны быть открыты с юридической точки зрения для свободного чтения и использования. «То, что она сделала — это что-то удивительное» — говорит Майкл Айзен, биолог и сторонник открытого доступа в Университете Беркли, Калифорния. «Отсутствие доступа к научной литературе — это огромная несправедливость, которую она исправила одним махом».

Заметьте, что среди упомянутых стран, наиболее активно пользующихся ресурсами Sci-Hub, опять нет нашей страны. Господа российские аспиранты, вам не стыдно? После того, как детище Александры Элбакян прикроют4) «…; при 300 % (прибыли) нет такого преступления, на которое он (капитал) не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». (T.J. Dunning, из «Капитала» К. Маркса, Гл. 31.), будет поздно всплёскивать руками и говорить ай-я-яй. Работайте братья. Пока над своей диссертацией, а там — будем посмотреть.

Об СССР, России, языках, WoS и полёте Спутника

Вернёмся к материалу, который я упомянул в самом начале. Речь идёт о статье, которая была опубликована в 2012 году в «Journal of the American Society for Information Science and Technology»5)Journal of the American Society for Information Science and Technology, 2012, Volume 63, Issue 7, pp. 1411-1419. и называлась «Changes in Publication Languages and Citation Practices and Their Effect on the Scientific Impact of Russian Science (1993-2010)», что в переводе на нормальный означает «Изменение языка публикаций и практики цитирования, а также их влияние на значимость российской науки (1993-2010)». Скачать статью можно на уже прославленном ресурсе Sci-Hub по цифровому идентификатору DOI6)10.1002/asi.22642, или здесь.

Я долго сомневался, ссылаться ли на эту статью или нет, потому что одна из авторов продолжает работать в одиозной «вышке»7)В советские времена термин «вышка» использовался, как правило, в отношении расстрела — тогдашней высшей меры наказания. А сейчас это слово — «погоняло» для Высшей школы экономики, которая с большим энтузиазмом разваливает экономику и образование нашего государства за государственные же деньги.. Но потом вспомнил, что Штирлиц же пользовался информацией, полученной от врага, и успокоился.

Главная цель 9-страничной статьи, написанной мадам Кирчик совместно с двумя канадскими мужичками — Джинграсом и Лавриером, состояла в анализе изменений “international visibility”8)В системе Web of Science. («восприятие на международном уровне») российской науки после крушения СССР. И вот тут лично у меня возникают большущие вопросы, на которые я не знаю ответа: «Что изменится в случае, если российская наука станет более «узнаваемой» или «видимой» из-за бугра? На что повлияет увеличение числа цитирований буржуями работ российских учёных?». А хрен бы его знал!

Исходя из личного опыта, я ещё могу понять, зачем бо́льшая персональная известность за кордоном нужна отдельной научной личности или небольшому коллективу. «Повышенная лохматость», пардон, визибилити даёт шанс индивидууму или организованной научной группе срубить буржуйских деньжат на свои и/или совместные исследования, или получить некую позицию в тамошнем университете. А что даст то же самое, но в отношении всей российской науки? Всё равно империалисты её — целиком — на денежное довольствие не возьмут. Это — задача для нашего гениального Председателя Медведева и всего трудолюбивого и щедрого Правительства РФ.

Тем более, что, например, 99% российских гуманитариев, а тем более, псевдогуманитариев, там нафиг никому не сдались. У них такими умниками и умницами и так всё забито под завязку. Что, кстати, немного другими, более вежливыми словами сказано в упомянутой статье. Да и технари нужны не все скопом, а лишь по некоторым направлениям.

Между прочим, Россию (СССР) в качестве объекта анализа авторы статьи выбрали из-за того, что у нас до сих пор распространена практика опубликования научных статей в журналах четырёх типов: в российских журналах на русском языке, в российских журналах на английском языке, в российских журналах, переведённых на английский язык, и в зарубежных журналах на английском языке.

И на протяжении всей статьи авторы как могут резвятся именно по этому поводу. Лично мне интересными показались два приведённых графика (рис. 1 и рис. 2), которые я слегка разукрасил цветом. Поскольку эта статья вышла в 2012 году, то авторы ещё не располагали данными по публикационной активности России за 2011-2015 годы. Поэтому для наглядности я воспользовался данными из другой публикации той же самой «конторы» — ВШЭ, и добавил России недостающий «хвостик».

BRICS papers

Рис. 1. Число статей из стран БРИКС в наукометрической базе данных Web of Science (1973-2010). Добавлены данные по России (2011-2015).

Если кого-то вдруг удивил почти экспоненциальный рост числа китайских статей, индексируемых WoS, то рот можно закрыть. Такая динамика объясняется несколькими факторами.

Во-первых, массовым переходом наших жёлтолицых соседей со своих кракозябр на английский язык в научных публикациях.

Во-вторых, поскольку китайцы, имея за плечами тысячелетия, всегда играют «в долгую», то они, начиная с 90-х годов, в массовом порядке начали заполнять западные университеты своими аспирантами/докторантами9)По отзывам коллег за бугром первая волна аспирантов состояла из реально умненьких китайцев. Зато они «тащили» в научном плане всё, что «плохо лежало». Затем, когда их сменили туповатые дети партийных чиновников, у которых были несколько другие интересы, в западных университетах стали просто отказывать китайцам в приёме в аспирантуру и докторантуру.. Кстати, гениальная идея г-на Медведева об «этапировании» тысяч лучших российских студентов в забугорные университеты закончилась ничем, как и всё, к чему он прикасается головой.

В третьих, за прошедшие десятилетия в редакционные коллегии многих журналов из «списка WoS»  «просочилось» столько китайцев, что «мама не горюй». А это, естественно, позволяет им энергично продавливать статьи своих соплеменников.

И, наконец, последнее по порядку, но не по значимости — финансы. В 2014 году затраты на науку в бюджете Китая составили  254,182 млрд юаней или примерно 40,98 млрд долларов США. У нас расходы федерального бюджета на научные исследования в 2016 году составили 285,82 млрд. рублей или 4,27 млрд долларов США. Разрыв в деньгах с китайцами почти на порядок. Вопросы есть? Вопросов нет.

А вот ещё один забавный рисунок, на котором показана динамика изменения соотношения статей российских авторов, проиндексированных WoS, написанных на родном языке и языке мирового империализма.

Рис. 2. Процент проиндексированных в WoS статей, написанных российскими (советскими) учёными на русском и английском языках.

Тем, кто заинтересовался этой аналитикой и розуміє по англійськи, рекомендую глянуть статью поближе. Там есть ещё кое-что интересное. Я же предлагаю перевод последнего раздела в этой публикации.

Заключение

Через двадцать лет после распада Советского Союза, российские учёные продолжают публиковаться в основном в журналах на русском языке, которые плохо «видны» извне, причём распространение переведённых версий некоторых из этих журналов вряд ли улучшило восприятие их работ на международном уровне. Единственной категорией российских (или постсоветских) журналов, которые часто цитируют коллеги из зарубежных организаций, являются немногие англоязычные журналы, издаваемые в России и включенные в WoS. В связи с этим, выпуск оригинальных российских журналов на английском языке, в которых сделана попытка разнообразить состав редакционной коллегии и авторов, оказался более эффективной стратегией интернационализации, чем простой перевод отечественных журналов. С 1993 года эволюция международного восприятия российской науки, благодаря её научному воздействию, оказалась тесно связана с ростом доли публикаций, написанных на английском языке и опубликованных в ведущих журналах, индексируемых WoS.

Случай российской науки ничем не отличается от других не англоязычных стран, научное восприятие которых в мире определяется способностью учёных этой страны писать на английском языке и, таким образом, публиковаться в основных журналах, издаваемых в ведущих странах Запада. Таким образом, из нашего анализа следует ясный вывод о том, что если цель страны заключается в максимизации её восприятия в мире и воздействия полученных в стране научных результатов, то усилия нужно направить на продвижение публикаций в общепризнанных журналах на английском языке, а не на расходование ограниченных средств на перевод или издание местных журналов на английском языке. Публикуясь сразу на английском языке в крупных международных журналах, учёные могут извлечь также выгоду от дополнительного воздействия своей статьи, обусловленного эффектом Мэттью, заключающимся в том, что из двух статей одного уровня больше цитирований получит та, которая опубликована в журнале с бо́льшим импакт-фактором. В этом контексте, сохранение национального языка, поддерживаемого наличием расширенного рынка научных публикаций внутри страны остается открытым вопросом. Но если относительно небольшие страны могут принять решение публиковать все свои научные статьи на английском языке, то ждать такой же стратегии от крупных стран, имеющих огромные научно-исследовательские возможности и большой внутренний рынок, нереально.

Не сказал бы, что основной вывод статьи — публиковаться в хороших западных журналах на английском языке, оригинален: «Лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным». По сути, авторы излагают то, о чём я писал и постоянно пишу в своих материалах.

Напоследок же отмечу один момент из этой публикации. Вот прямая выдержка из статьи: “The American government felt obliged to support translation programs of major Soviet journals into English after the launch of the first Sputnik by the USSR in 1956 to make sure that no significant scientific research produced by the Soviets would be missed by U.S. scientists (Garfield, 1972: 334)”. При этом авторы ссылаются на 334 страницу в статье 1972 года некоего Гарфильда10)Garfield E. “Cover-to-cover” translation of Soviet journals: A wrong “solution” for a “wrong problem”. Current Contents, 15(29), 5, 1972..

Перевести этот пассаж можно следующим образом: «После запуска в СССР первого искусственного спутника в 1956 году американское правительство сочло своим долгом поддерживать программы по переводу крупных советских журналов на английский язык, чтобы быть уверенным в том, что учёные США не пропустят сколько-нибудь существенных научных исследований, проведённых Советами». Ничего не смутило в этой фразе?

Я протёр глаза и ещё раз перечитал — нет, так и написано в статье чёрным по белому — 1956.

Пытаясь докопаться до первоисточника, я таки нашёл коротенькую на две странички публикацию этого самого Гарфильда. Никакого упоминания о дате «1956» у него нет от слова «совсем». Ну, если от канадских соавторов можно было бы и не ждать знания исторических фактов о достижениях СССР, то почему у молодухи из либерального гнездовища эта дата не вызвала вопросов?

Исторический факт: первый в мире искусственный спутник Земли был запущен 4 октября 1957 года. В наше время об этом знали даже детсадовцы. Слушайте, что за кадры «работают» в ВШЭ? Русофобствующие либералы, оскорбляющие ветеранов, раздаватели территорий — придурки по определению Светлейшего, да ещё и неучи в придачу — иваны, не помнящие родства. Хотя, если одна идиотка на «Эхе Преисподней» насчитала однажды в России всего 8 миллионов человек, то перепутать историческую дату или вовсе не знать историю страны, в которой обитают эти либеральные создания, — это такая «мелочь».

Учёные, блин! Так и крутится на языке легендарная фраза Сергея Викторовича Лаврова.

Lavrov phrase

Сноски   [ + ]

1. От слова «капер» — «Частное лицо, использовавшее вооруженное судно с целью захватывать торговые корабли неприятеля с разрешения или умолчания властей воюющего государства».
2. Эта ссылка жива ровно до того момента, пока издательства не добрались до хозяев серверов. После чего порталу вновь придётся перебираться в другое место.
3. For the first few years of its existence, the site flew under the radar — but eventually it grew too big for subscription publishers to ignore. In 2015, the Dutch company Elsevier, supported by the wider publishing industry, brought a US lawsuit against Elbakyan on the basis of copyright infringement and hacking. If Elbakyan loses, she risks having to pay many millions of dollars in damages, and potentially spending time in jail. (For that reason, Elbakyan does not disclose her current location and she was interviewed for this article by encrypted e-mail and messaging.) In 2015, a US judge ordered Sci-Hub to be shut down, but the site popped up on other domains. It’s most popular in China, India and Iran, she says, but a good 5% or so of its users come from the United States.
4. «…; при 300 % (прибыли) нет такого преступления, на которое он (капитал) не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». (T.J. Dunning, из «Капитала» К. Маркса, Гл. 31.)
5. Journal of the American Society for Information Science and Technology, 2012, Volume 63, Issue 7, pp. 1411-1419.
6. 10.1002/asi.22642
7. В советские времена термин «вышка» использовался, как правило, в отношении расстрела — тогдашней высшей меры наказания. А сейчас это слово — «погоняло» для Высшей школы экономики, которая с большим энтузиазмом разваливает экономику и образование нашего государства за государственные же деньги.
8. В системе Web of Science.
9. По отзывам коллег за бугром первая волна аспирантов состояла из реально умненьких китайцев. Зато они «тащили» в научном плане всё, что «плохо лежало». Затем, когда их сменили туповатые дети партийных чиновников, у которых были несколько другие интересы, в западных университетах стали просто отказывать китайцам в приёме в аспирантуру и докторантуру.
10. Garfield E. “Cover-to-cover” translation of Soviet journals: A wrong “solution” for a “wrong problem”. Current Contents, 15(29), 5, 1972.