А слабо догнать и перегнать Нигерию? ( о журналах открытого доступа )

Впервые о журналах открытого доступа, как варианте «лохотрона», придуманного ушлыми жуликами, я написал ещё два года назад («Лохотрон открытого доступа. Проверка научных журналов на «вшивость»»).

Полгода назад я ещё раз вернулся к этой теме («Хищники, пена и салями»). Но поскольку Бог любит Троицу, то вот вам ещё один материал — мой перевод статьи под названием «Бум «хищнического» издательского дела», написанной тов. Карлом Страумшеймом совсем недавно, в начале октября.

Carl Straumsheim

Для аспирантов эта публикация имеет не только познавательное значение. Смысл любого научного исследования заключается в получении новых сведений, нового знания, и обязательного(!) опубликования (если работа не закрыта) полученных результатов. Если вы сделали нечто новое, но нигде об этом не рассказали в печатном виде, то это означает, что вашего исследования вообще-то и не было, либо оно «пошло коту под хвост», если вам так больше нравится.

С другой стороны, гонка за показателями, за пресловутыми «галочками», которую усердно насаждает диктаторскими методами Минобрнауки, привела к тому, что уже мало кого волнует, «что» и «какого качества» вы написали. Судя по всему, чиновники уверены, что научно-технический уровень в стране определяется как раз числом публикаций. В этом месте я всегда спрашиваю: «А скажите, пожалуйста, сколько публикаций в Web of Science было у Сергея Павловича Королёва или Михаила Тимофеевича Калашникова?».

Сейчас же вы не получите никаких грантов, не выкатив РФФИ или РНФ публикационный список. И чем длиньше он будет, тем больше у вас шансов получить средства на свои изыскания. В этом смысле тов. Эйнштейну с его хиленькой, 17-страничной, но зато основополагающей, статейкой «Eine neue bestimmung der moleküldimensionen» ничего бы не светило.

Что же касается собственно публикаций, то на днях в «стотыщпитсотый» раз я убедился в том, что огромное число людей, включая аспирантов, похоже понятия не имеют, что такое «научная статья». Пишут такую хрень или шнягу, что волосы дыбом становятся. Да подобную фигню у вас не опубликуют даже в самом разхалявном журнале открытого доступа за любые деньги. Ну, ладно, отвлёкся… Итак, читаем улыбчивого Карла.

«Бум «хищнического» издательского дела»

Карл Страумшейм
1 октября 2015 г.

По данным исследователей школы экономики Ханкен (Финляндия) увеличение количества журналов с открытым доступом в сочетании с давлением на учёных, вынуждающим их публиковаться, привело к впечатляющему росту числа статей вбрасываемых в журналы-«хищники».

Подобные журналы, счёт которым идёт на тысячи, «разводят» авторов на сотни баксов в обмен на неубедительное или вообще несуществующее рецензирование, и скоротечную публикацию. По данным Ценью Шен (Cenyu Shen) и Бо-Кристер Бьорк (Bo-Christer Bjork), со-авторов «Хищный» открытый доступ: долговременное исследование объёма статей и рыночных характеристик», такие журналы выбросили на рынок в 2014 году более 420000 статей, по сравнению с 53000 в 2010 году.

Этот отчет опубликован в журнале с открытым доступом BMC Medicine. В качестве отправной точки своего исследования авторы использовали списки Джеффри Билла (Jeffrey Beall) «хищных» издательств и журналов. Д. Билл, ответственный за библиотечный научный обмен и доцент университета Колорадо в Денвере, разработал 52 критерия, по которым журнал может быть включён в эти списки, начиная с того, направляет ли издательство предложение своих услуг через спам-рассылку до приукрашивания (при условии существования) редакционного совета журнала.

В эти списки, которые регулярно обновляются, входят сотни издательств и журналов. Шен и Бьорк провели исследование на основе выборки из 613 журналов, написав, что их результаты должны рассматриваться в качестве «ориентировочной оценки».

Хизер Джозеф (Heather Joseph), исполнительный директор Союза научной издательской деятельности и академических ресурсов (SPARC), назвала этот рост с 2010 по 2014 годы «убойным».

Джозеф, организация которой содействует открытым формам научного обмена, написала по электронной почте следующее: «эти данные выявили, что некоторые давние культурные нормы и практика в оценке научного исследования противоречат поощрению результатов высокого уровня – так что последствия этих практик могут проявиться неожиданно пагубным и разрушительным образом».

«Хищные» издательства и журналы являются побочным продуктом такого явления, как открытый доступ. Для того, чтобы обеспечить свободный доступ читателям, многие журналы переложили затраты на самих авторов, требуя от них плату за обработку статьи, которая может варьироваться от нескольких сотен до нескольких тысяч долларов. Как только эта финансовая модель распространения информации об исследованиях – известная также как золотой открытый доступ – стала более распространённой, то сразу появились возможности для злоупотреблений.

Обнаружилось, что больше всех готовы взять на себя риск авторы из Африки и Азии. Они составляют 76,7% всех авторов статей, проанализированных в исследовании. Так, более одной трети, или 34,7%, авторов составляют выходцы из Индии.

«Давление, которое в настоящее время оказывает на исследователей сложившаяся практика оценки научной эффективности, — вот фактор, способствующим росту числа этих «хищных» журналов» — написала Джозеф. «Понятно, что практика оценивания авторов не по качеству информации в самой статье, а по тому, где она опубликована, должна быть пересмотрена. Если в упомянутом исследовании проиллюстрировано, что происходит, когда подобная практика превращается в систему на национальном уровне, то в действительности данная проблема нарастает в научных учреждениях всего мира, и её обязательно необходимо решать».

Очевидно, что численность населения Индии и Китая вносит естественное искажение в географическое распределение данных. Но если посмотреть на число статей на душу населения, то в лидеры выходит другая страна — Нигерия. Для каждой страны авторы исследования рассчитали соотношение статей, опубликованных в «хищных» журналах, к статьям, проиндексированным в Web of Science (Thomson Reuters). У Нигерии оказался самый высокий коэффициент — 1580%, затем идут Индия (277%) и Иран (70%); у США эта величина равняется 7 процентам.

Авторы утверждают, что требования к учёным в этих странах публиковаться в западных журналах только усугубляют ситуацию. Действительно, многие из журналов, включенных в перечень Билла, содержат в своих названиях такие слова, как «Global», «International», «World», или ссылки на названия континентов и регионов.

Однако работа Билла подвергается и критике. Некоторые учёные обвинили его в том, что он «активно пытается дискредитировать саму концепцию открытого доступа в целом», тогда как другие называют включение им некоторых издательств в свой список необоснованным и «безответственным».

В своём письме Билл заявил, что упомянутый доклад пытается «свести к минимуму» воздействия «хищнического» подхода, сосредоточив внимание на странах Африки и Азии.

«Поскольку научно-исследовательская работа носит обобщающий характер, то вся система научных исследований оказывается под угрозой, когда публикуются и распространяются научные работы, не прошедшие строгого рецензирования», пишет Билл. «То, что «хищные» издатели не представляют проблему для Финляндии не означает, что они не несут серьёзную угрозу для ученых, научного обмена и самой науки».

Билл заявил, что в отчёте он обнаружил «сильный подтекст триумфа открытого доступа». Опираясь на результаты своей работу, он сказал, что число «хищных» журналов, скорее всего, продолжит расти и после 2014 года.

«Подобный рост является весьма существенным и указывает на то, что «хищные» журналы забивают каналы научного обмена», написал Билл. «Слишком много адвокатов открытого доступа считают, что если он не является проблемой для них лично, то это не является проблемой вообще. Это абсолютно не так. Исследования, опубликованные в «хищных» журналах, загрязняют всю экосистему научных публикаций».