По стопам Красной шапочки ( О неразборчивости в интеллектуальных связях )

В легендарном фильме «Семнадцать мгновений весны» в досье товарища-штандартенфюрера Исаева — в пункте, раскрывающем моральный облик истинного арийца, имелась формулировка, которая несколько отличалась от содержания аналогичного пункта у его «коллег». В деле Макса Отто фон Штирлица было записано «В связях, порочащих его, замечен не был», а для большинства сослуживцев «ихний» отдел кадров записал: «Связей, порочивших его, не имел». Разница — всего в три слова, а смысл уже другой.

Ведь, на чём «погорела» Красная шапочка из классического произведения тов. Перро? Неглупая вроде девочка, но, несмотря на свою лингвистическую подготовку1)Разговаривать на одном языке с Волком — это не шутки!, оказалась страшно легковерной, да ещё и болтливой2)Еду это я на днях вечером в маршрутке домой после работы. На остановке «Университет» в автобус поднимается девушка, садится и продолжает начатый разговор по телефону.
В великолепной книжке М.А. Колпакчи «Дружеские встречи с английским языком» есть раздел, в котором описывается персонаж «Посмертных записок Пиквикского Клуба» — мелкий и отвратный жулик — Альфред Джингль. Чарльз Диккенс придумал ему речь, в которой не было артиклей. Что, с точки зрения нормального англичанина выглядит просто дико и безобразно.
У этой же девушки 18-19 лет «речь» состояла из кусков, наподобие «Я», «это», «ну», «стою такая», «он», «ваще», «конкретно», … Пока я ехал минут десять, я всё ждал произнесёт ли она законченное предложение, в конце которого можно было бы поставить точку, знак вопроса или восклицательный знак. Так и не дождался: сыпалась бойкая болтовня с использованием почти одних междометий.
В итоге мне даже стало интересно: «Это же какие ТТХ (тактико-технические характеристики) должны быть у этой мамзель, что на её речь можно закрыть глаза?». Перед выходом «я оглянулся посмотреть не оглянулась ли она, чтоб посмотреть не оглянулся ли я». Так себе, ничего особенного, не впечатлило. И откуда такие берутся? Из ЕГЭ?
.

К чему я всё это? А к тому, что господа аспиранты — особенно на первом году научной беременности, страшно доверчивы. Поэтому большинству из них, пока они только «въезжают» в науку, можно «втюхать» всё, что угодно. Но я сейчас не про «МММ» и «Русский дом Се́ленга», а про почти аналогичный рынок жульнических предложений в сфере научных публикаций.

Как только Светлейший в 2012 году с подачи низложенного Фурсенко повелели-с добиться от российских учёных 2,44% мирового числа научных публикаций к 2015 году, так на свет Божий повылазило немереное число контор и конторок, обещающих сделать вам «красиво», то есть публикацию в журналах «Scopus» или «Web of Science» в кратчайшие сроки и «всего лишь» за несколько сотен (тысяч) баксов. Но ещё больше появилось всякого «интернет-фуфла», обещающего публикацию ВАК или РИНЦ буквально через неделю («Внимание! Осталось всего два места!»), гарантирующего сертификат (естественно, за ваши денежки) об участии в заочной (заочной, Карл!) конференции и т.д. и т.п.

И, самое удивительное — раз вся эта свора не разбегается, а, наоборот, плодится и размножается буквально почкованием, то, значит, кто-то пользуется их «интеллектуальными услугами». И таких персонажей, на которых «не нужен нож, ему с три короба наврёшь, и делай с ним, что хошь», видимо, пруд пруди.

Господа, аспиранты! Уже тыщу раз «отлита в граните» абсолютно банальная мысль о том, что основным научным «выхлопом» аспиранта, а вообще-то любого товарища, занимающегося наукой, должна быть научная статья.

Диссертацию вашу, даже самую распрекрасно-замечательную, всё равно никто после защиты читать не будет, кроме библиотечных крыс и тараканов. А вот статья, опубликованная в хорошем, авторитетном журнале, даёт реальный шанс её автору осуществить свой личный «промоушен» на просторах Российской Федерации, или даже за её пределами.

Статью же, опубликованную в журналах типа «Филькина грамота», представляющих из себя «остров погибших публикаций», заведомо можно считать «сказкой о потерянном времени». А, возможно, и зряшной тратой своих кровных денег3)Стоимость одной страницы в таких «мурзилках» может достигать нескольких сотен рублей..

И, вообще, беспорядочные «интеллектуальные» связи со всяким псевдо-журнальным и конференционным жульём могут привести к плачевным результатам, по аналогии со связями в другой области человеческих взаимоотношений. Но если для излечения последствий контактов в последней области существуют диспансеры с анонимным лечением, то подхватив себе несколько публикаций в так называемых «журналах», вы ещё очень долго будете «отмазываться» от этого позора, попав в приличное научное сообщество. Google Scholar, сволочь, помнит каждое телодвижение. Это всё равно, как если бы историю ваших болезней, включая «потешные»4)По определению Администратора из «Обыкновенного чуда»., разместили в открытом доступе.

Кроме того, клевать на предложение практически мгновенно5)А это означает полное отсутствие серьёзного стороннего рецензирования или просто его имитацию. опубликовать вашу замечательную статью в издании, индексируемом в РИНЦ, могут только крайне наивные люди. Нужно чётко понимать, что РИНЦ за последние годы превратился в гигантскую помойку. И признаков улучшения ситуации не наблюдается. Кроме этого, само по себе вхождение журнала в пресловутые списки ВАК, в которых более 2800 изданий, ни о чём особенном не говорит. Среди этих «избранных» ВАКом журналов есть куча всякого барахла, в котором приличные люди не будут публиковаться, даже если им за это хорошо заплатить.

Грамотные специалисты знают, в какой из журналов стоит посылать свою статью, а в какой — «не в коня корм». Поэтому аспиранту, «наваявшему» публикацию, следует обязательно проконсультироваться у старших товарищей, может быть даже и не у своего научного руководителя, относительно правильного научного издания.

Хотя моё глубочайшее убеждение состоит в том, что аспиранты-технари должны пытаться «пристроить» свои писания, в первую очередь, в буржуйские журналы6)И дело не в какой-то «западной ориентации», а в установленных, в том числе Министерством, «правилах игры на деньги». Все фонды (РФФИ, РНФ), выделяющие гранты, требуют наличия публикаций в изданиях, индексируемых Scopus и Web of Science. Правильно это или нет, вопрос другой. Но, начавшись лет 7-8 назад, кампанейщина по этому поводу не прекращается. И те молодые люди, кто в науке «играет в долгую», должен это учитывать.. Конечно, если полученные результаты интересны кому-то ещё, кроме юного исследователя и его седовласого научрука, и, как минимум, актуальны. Поскольку можно пребывать в полной уверенности, что ты написал «вещь посильнее Гёте», тогда как во всём мире это уже никого не интересует лет эдак двадцать.

Итак, допустим, что статья всё-таки актуальна и написана на «хорошем» английском языке, что вообще-то является отдельной и трудно выполнимой задачей для молодого человека, не шибко «секущего» в этом самом инглише. Но, тем не менее, предположим. Так, в какой же буржуйский журнал её «запульнуть»? Если ваш научный руководитель ни бельмеса не смыслит в иностранных языках, и не имеет ни одной зарубежной публикации (а зачем же вы пошли к такому в аспирантуру?), то чего он вам сможет насоветовать? Ясен пень, что ничего толкового.

В результате, аспирант пытается найти «хороший» тамошний журнал самостоятельно. Но может произойти ровно то же, что и с советским человеком, впервые попавшим «за бугор». Когда ты был хорошо знаком только с одним сортом колбасы — по 2 руб. 20 коп., и попал, скажем, в Германию, то от невообразимого обилия сортов колбас и сосисок мог произойти «кулинарный шок». Точно также юный исследователь может «наброситься» на первый попавшийся буржуйский журнал, не подозревая, что количество жуликов там ничуть не меньше, чем здесь.

Поэтому прежде, чем окончательно выбрать журнал для своей статьи, «пробейте его по базе», созданной Джеффри Биллом (Jeffrey Beall) из Университета Денвера, шт. Колорадо, который со-товарищи составили «чёрный список» журналов открытого доступа, являющихся, по сути, научными лохотронщиками. На сегодня (09.12.2016) в этом, постоянно обновляемом, списке 1256 журналов!

Верить или не верить товарищу Джеффри — это личное дело каждого. Те, кто «шпарит» по-английски, могут ознакомиться с данным списком на сайте. А также прочитать критерии, по которым журнал открытого доступа может получить «чёрную метку» от «охотников за привидениями».

Тем же, кто стесняется своего инглиша, или даже не «петрит» в нём (п-о-з-о-р!), я предлагаю свой перевод указанных критериев. Прочитав их, вы, заодно, сможете со слезами на глазах убедиться в том, что уже отправили одну из своих статей в российский аналог «научного лохотрона», или, наоборот, преисполниться гордостью, что отправили её в уважаемое и солидное издание.

На сегодня — всё! Пишите диссер, не отвлекайтесь! «Мы на горе всем буржуям диссертацию раздуем!».

Сноски   [ + ]

1. Разговаривать на одном языке с Волком — это не шутки!
2. Еду это я на днях вечером в маршрутке домой после работы. На остановке «Университет» в автобус поднимается девушка, садится и продолжает начатый разговор по телефону.
В великолепной книжке М.А. Колпакчи «Дружеские встречи с английским языком» есть раздел, в котором описывается персонаж «Посмертных записок Пиквикского Клуба» — мелкий и отвратный жулик — Альфред Джингль. Чарльз Диккенс придумал ему речь, в которой не было артиклей. Что, с точки зрения нормального англичанина выглядит просто дико и безобразно.
У этой же девушки 18-19 лет «речь» состояла из кусков, наподобие «Я», «это», «ну», «стою такая», «он», «ваще», «конкретно», … Пока я ехал минут десять, я всё ждал произнесёт ли она законченное предложение, в конце которого можно было бы поставить точку, знак вопроса или восклицательный знак. Так и не дождался: сыпалась бойкая болтовня с использованием почти одних междометий.
В итоге мне даже стало интересно: «Это же какие ТТХ (тактико-технические характеристики) должны быть у этой мамзель, что на её речь можно закрыть глаза?». Перед выходом «я оглянулся посмотреть не оглянулась ли она, чтоб посмотреть не оглянулся ли я». Так себе, ничего особенного, не впечатлило. И откуда такие берутся? Из ЕГЭ?
3. Стоимость одной страницы в таких «мурзилках» может достигать нескольких сотен рублей.
4. По определению Администратора из «Обыкновенного чуда».
5. А это означает полное отсутствие серьёзного стороннего рецензирования или просто его имитацию.
6. И дело не в какой-то «западной ориентации», а в установленных, в том числе Министерством, «правилах игры на деньги». Все фонды (РФФИ, РНФ), выделяющие гранты, требуют наличия публикаций в изданиях, индексируемых Scopus и Web of Science. Правильно это или нет, вопрос другой. Но, начавшись лет 7-8 назад, кампанейщина по этому поводу не прекращается. И те молодые люди, кто в науке «играет в долгую», должен это учитывать.