МОН с человеческим лицом? ( Сюрприз в неразберихе )

Зная Минобрнауки, в основном как срочного требователя и извлекателя различного рода сведений из подчинённых ему вузов, я давно привык к той информационной неразберихе, которая у них там просто царит.

«Гоша! С таким аналитическим умом
Вам надо работать в бюро прогнозов».
(Х/ф «Москва слезам не верит» (1980))

Например, два Департамента могут запросить одни и те же сведения от несчастных университетов практически одновременно.

Или, вот, последний пример: пришёл запрос о сведениях о деятельности вуза за 2014, 2015 и 2016 годы. Ну, допустим, за 2016 год я ещё могу понять. Но все государственные вузы, как Маша-отличница, отправляют в Минобрнауки в начале года отчёты с хреновой тучей данных за предыдущий год в электронной форме и в бумажном виде. И эта практика была установлена ещё во времёна оно. Но с завидным упорством они регулярно продолжают требовать сведения, которые у них уже есть по умолчанию. Cura te ipsum1)Исцели себя сам (лат.)., блин!

Лет чёрт-те сколько назад, в самый расцвет застоя, наша бывшая руководительница отделом аспирантуры и докторантуры, которой сейчас идёт девятый десяток, повезла в Москву отчёт. Тогда усилий и времени тратилось на подобные отчёты немерено! Причём печатались они на специальной пишущей машинке с широкой кареткой, чтобы влезли широченные таблицы. Сдав многострадальный годовой отчёт в нужном кабинете на Люсиновской, и с облегчением покинув министерские коридоры, Ирина Карловна уже на улице вспомнила, что забыла в кабинете сумку. Поднявшись в кабинет, она увидела, что её годовой отчёт лежит на полу, а на нём стоит сковородка с жареной картошкой.

Времена, конечно, изменились. В том смысле, что в министерских кабинетах картошку уже не жарят. Но московская политика в отношении отчётности от тех, кто внизу, не меняется.

К примеру, какого рожна Минобрнауки по-прежнему и до сих пор запрашивает у вузов сведения о числе публикаций в журналах ВАК, а также в системах Web of Science и Scopus, о цитируемости статей, о числе полученных российских патентов, и т.п.? Ведь ВСЯ ПОДОБНАЯ информация размещена в открытом доступе в базах данных РИНЦ, WoS, Scopus, Google Scholar, ФИПС с указанием аффилиации авторов или правообладателя. Учитывая просто гигантский объём средств, который Минобрнауки с помощью ВШЭ тупо сожрало на всяческие «информационные» системы, можно было надеяться на то, что вузы избавят от излишней отчётности. Ага, разбежались!

Несмотря на обещания всяких там медведевых снизить отчётную нагрузку, на деле не происходит ровным счётом ни хрена и даже хуже. Оправдывая своё существование, чиновники выдумывают всё новые показатели, по которым университеты должны отчитываться. Единственная структура, которой на самом деле нужны эти монбланы дурацких чисел, — это Высшая школа экономики. Хидромудрые ребята из ВШЭ на базе этой цифири уже давно освоили распил бюджетных грантов, штампуя бессмысленную и никому не нужную аналитику и форсайты. Хорошо устроились, детёныши Ясина.

Всем остальным вузам эта «административная нагрузка» нафиг не сдалась. Так что доколе?

В этом смысле показательной является статейка в тупо-либеральных «Ведомостях», написанная двумя персонажами из «Сколково». Правда, основная цель, которую «видят» авторы, — это «переход от советского вуза как формы подготовки персонала для отраслевого министерства к университету как рискующей на рынке репутации автономной организации». «Рынок репутации», Карл! Уж не тот ли «рынок», который всё уже расставил по местам своей «волшебной рукой»?

А дальше обильными словесами обсасывается концепция «автономии» университетов. Честно говоря, после прочтения статьи у меня возник один единственный вопрос: «Вы чо сказать-то хотели? Что у буржуев всё здорово, и надо как у них?». В общем, по Салтыкову-Щедрину: «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то взять бы да ободрать кого-нибудь». Полное отсутствие конкретных рекомендаций — это, по-видимому, фирменный стиль сколковской «чёрной дыры».

И пока минобровский «плавильный котёл» продолжает булькать в надежде, что из федеральных, национально-исследовательских, опорных, и группы университетов из программы 5-100, когда-нибудь сформируются «мировые очаги знаний и инноваций», реальных улучшений для остальных питомцев Минобрнауки не предвидится.

Так, а где анонсированный сюрприз, батенька! А вот где?

Лично я привык к тому, что в информационном плане Минобрнауки всегда только выкачивало из своих соучреждённых, а также индивидуалов, различные сведения. Не особо утруждая себя при этом реальной помощью или полезной информацией. И вот, на днях на сайте министерства появилась заметка «Минобрнауки России разработало рекомендации по подготовке и оформлению статей в научных журналах». С приложенным pdf-файлом «Краткие рекомендации по подготовке и оформлению научных статей в журналах, индексируемых в международных наукометрических базах  данных».

Первая мысль по инерции — это что за фигня такая? Потому что толковых материалов из этого учреждения я отродясь не видел. Но просмотрев сами рекомендации, и имея за своими плечами достаточно много переводов статей и презентаций на тему «scientific writing», скажу господам аспирантам: «А почему бы нет?». Пуркуа бы и не па? Прочитайте, хуже не будет. Разложено по полочкам. И особой туфты нет.

Пара вещей меня насторожили. Первое — это количество авторов — целых восемь на десяток страниц. Это, конечно, не 2400 соавторов в статье про бозон Хиггса, но всё же для скромной методички что-то уж больно до хрена. И второе — загадочная фраза про оформление библиографического списка: «Однако  многие  российские  журналы  переходят на международные стандарты, и это не является нарушением, так как ГОСТы носят рекомендательный характер». О, как! Это что-то новенькое! А дорожные знаки тоже носят рекомендательный характер?

Сноски   [ + ]

1. Исцели себя сам (лат.).