Хочешь жни, а хочешь куй ( Сказ о сотых долях процента и минобровских "тройках" )

А вы никогда не задумывались о великой роли процента в человеческой жизни? Этот невзрачный значок в виде покосившейся палочки и двух маленьких кругляшков может (при умении и известной ловкости рук) окормлять нехилое число народа.

Недавно первая замша министра образования и науки, В.В. Переверзева, заявила о росте числа публикаций российских исследований, индексированных Web of Science, на 18%, а индексированных Scopus – на 28%. При этом «Доля российских публикаций в общемировом объеме публикаций в Web of Science составила 2,48 процентов, что превысило установленные Президентом России показатели».

Минуточку, минуточку! Но, во-первых, этот показатель в оригинале звучал так: «Увеличение к 2015 году доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных «Сеть науки» (WEB of Science), до 2,44 процента». А на дворе, вообще-то, уже 2017 год от Рождества Христова. И никаких 2,44% к 2015 году не было. Правда, в 2015 году году в Минобрнауки г-жи Переверзевой тоже не было, равно как и министра Васильевой. Так что можно всё спокойно валить на «попередников».

Итак, высокопоставленная тётенька, правая рука Васильевой, радуется тому, что светлейшее указание тов. Путина от 2012 года перевыполнено аж на 0,04%. Квартальная премия, считай, в кармане. Однако, если обладать памятью, более долгосрочной, чем у золотых рыбок, то можно воспользоваться отчётом “Science and Engineering Indicators — 2000” из архива американской организации “National Science Foundation”. Так, в частности, в Главе 6 отчёта в pdf-формате на странице 6-46 приведена следующая картинка.


Из которой следует, что в 1995-1997 годах, то есть двадцать лет назад, доля России в общемировом объёме научно-технических журнальных статей составляла 4%. Как и у наших нынешних жёлтолицых братьев китайцев. А если верить информации1)Цитируемость российских публикаций ниже, чем вклад России в мировую науку, и составляет 0,93%. В цитировании отечественных и зарубежных исследователей по отношению к российским (советским) публикациям наблюдается незначительный рост. Так, во времена СССР доля отечественных ссылок составляла 1,18% от мирового потока ссылок в 1990 году, а доля публикаций — около 7,5% от мирового потока. Однако в 1999 году доля цитируемости отечественных публикаций составляла 0,93% от мирового потока, а доля отечественных публикаций была в два раза меньше, чем бывшего СССР, — 3,7%. Из рисунка ясно видно, что соотношение между долей страны в мировом потоке и долей ее цитируемости изменилось к 2000 году в пользу России. (ссылка) либеральной «Новой газеты», то в 1990 году доля научных публикаций СССР составляла «7,5% от мирового потока».

Радоваться и гордиться тем, что в 2017 году Россия достигла ровно 33% (одна третья часть, Карл!) от показателя 1990 года? Вообще-то, по-честному это называется катастрофой. А в простонародье — просто ж.па. Ну, а министерские могут спать спокойно. Проценты ведь растут, а за всю страну они не отвечают: Минобрнауки не отвечает за экономику, Минэкономразвития не отвечает за науку и образование… И кто из верховных в Кремле слышит Жореса Ивановича Алфёрова: «… наука у нас будет развиваться тогда, когда она будет востребована экономикой»? По-видимому, никто.

Ещё раз потревожим г-жу Переверзеву, которая там же добавила, что с 2019 года начнет работать национальная сервисная платформа для молодых учёных, инженеров и технологических предпринимателей. «С её помощью студенты, научные сотрудники и преподаватели смогут общаться, подать заявки на получение грантов, получить доступ в международные базы данных, а также устроиться на работу в научную организацию или высокотехнологичную корпорацию».

В недавнем материале «Чапаев и крестьянин» я сделал ставку на то, что из двух шарашкиных контор, подавших заявки на  42-миллионный грант на разработку упомянутой «Национальной идентификационно-коммуникационной сервисной платформы», выиграет некое ООО «Альмира». Приходится публично признаться в том, что я в очередной раз сел в лужу. Потому что вместо «Альмиры» выиграло АНО «Центр развития научных и образовательных инициатив». Что, по сути, ещё смешнее.

И ООО и АНО — это «Рога и копыта» «а-ля класси́к», учредителями которых являются физические лица — некие Москалёв и Иващенко. Конечно, можно долго и в голос ржать над шестью страницами формул в протоколе рассмотрения и оценки заявки. Но ещё смешнее следующее. «Альмира» скинула цену лота с 42 до 35,7 «лимонов», а ЦРНОИ — всего лишь до 37,8. Более того, по трём из четырёх показателей все три члена комиссии отдали преимущество именно «Альмире». И только по показателю «Деловая репутация Участника закупки» вперёд вырвалось пресловутое АНО. В результате, победителем был объявлен «Центр развития научных и образовательных инициатив», опередивший ООО «Альмира» на 0,94 балла. Слава бессмертным сотым долям!!

Самая хохма заключается в том, что в отличие от «Альмиры», этот «Центр» не является участником проекта «ЗАЧЕСТНЫЙБИЗНЕС». Что, в принципе, очень символично. При этом члены минобровской комиссии гораздо выше оценили «Деловую репутацию» организации, у которой ни в 2014, ни в 2015, ни в 2016 годах не было ни доходов, ни расходов. В отношении которой нет данных об уставном капитале и выигранных до этого конкурсах. Которая, судя по открытой информации, не имеет никакого опыта в разработке крупных, или хоть каких-нибудь, IT-проектов. И комиссия в составе кристально честных «трёх товарищей» (э-эх, Эрих Мария, твою мать, Ремарк) — М.П. Носикова, О.А. Арбузова и Д.А. Мякинина, на голубом глазу отдаёт разработку «Национальной(!) идентификационно-коммуникационной сервисной платформы для молодых учёных, инженеров и технологических предпринимателей ScienceID (Science-Technology ID)» конкретно этой шарашкиной конторе. Барабанная дробь и занавес!

Теперь по поводу коррумпированных чиновников.
Ну, проблема эта известная.
Я считаю, что она является острой, … но
… эта тема не находится в числе первых.
(В.В. Путин, ссылка)

Кто сказал «коррупция»? Поднимите руку. «Коррупция» — это когда немного неприлично, довольно тайно и очень стыдно. Здесь же всё прилюдно, открыто и по закону (по закону, Карл!). Ну, «шо», Мишаня, Олежка и Димка, протянете теперь до 2019 года?! 37,8 миллионов  – 35,7 миллионов = 2,1 миллиона рублей. По семьсот килорублей на брата? Не Бог весть, что. Скромненько прямо скажем, но таких лотов-то до хренища! Тем более, что курочка по зёрнышку клюёт, да сыта бывает.

Из последнего: «Минобрнауки хочет создать единый реестр недобросовестных родителей» (ссылка). А не лучше ли мадам Васильевой глянуть, какое «кручу-верчу» у неё прямо под носом творится, и создать реестр недобросовестных членов своих комиссий? Если особые «тройки» НКВД лихо принимали решения о высылке, ссылке или заключении в лагерь сроком до 5 лет, то минобровские «тройки» с не меньшей лихостью пускают в расход десятки миллионов народных денег. Спираль истории?

Сноски   [ + ]

1. Цитируемость российских публикаций ниже, чем вклад России в мировую науку, и составляет 0,93%. В цитировании отечественных и зарубежных исследователей по отношению к российским (советским) публикациям наблюдается незначительный рост. Так, во времена СССР доля отечественных ссылок составляла 1,18% от мирового потока ссылок в 1990 году, а доля публикаций — около 7,5% от мирового потока. Однако в 1999 году доля цитируемости отечественных публикаций составляла 0,93% от мирового потока, а доля отечественных публикаций была в два раза меньше, чем бывшего СССР, — 3,7%. Из рисунка ясно видно, что соотношение между долей страны в мировом потоке и долей ее цитируемости изменилось к 2000 году в пользу России. (ссылка)