Отель «Минус четыре звезды»» ( депрессняк на фоне беседы любимого вождя со своим народом )

Решения, осознанные и неосознанные, принимаются человеком ежесекундно. Но среди этих десятков или сотен тысяч мелких, непроизвольных, рефлекторных «хотелок» есть те, которые влияют на всю твою оставшуюся жизнь. Речь идёт о нескольких, абсолютно без пафоса, судьбоносных решениях, последствия которых человек будет ощущать очень долго, если не до самого конца. И как бы ты потом не хотел что-то поменять, заставить историю свернуть в другой «рукав», увы, не получится! Поезд уже ушёл.

Лично для меня такими реперными точками со знаком «плюс», определившим всю «шкалу» моей уже долгой жизни, стали поступление в тот институт (университет), в котором я работаю до сих пор, обучение в аспирантуре, женитьба на тёзке главной героини «Мастера и Маргариты» и сотрудничество с Делфтским университетом технологии. И ни за какие коврижки я бы не согласился поменять всё это на что-то другое.

Но есть в биографии любого нормального человека эпизоды, за которые ему стыдно или неловко всякий раз, когда он об этом вспоминает.

На втором курсе института бегу это я на пар́у в главный корпус, и на площади Революции (да, да — той самой) меня останавливает кучка цыганок с предложением, ну, буквально всё рассказать о моей молодой судьбе. Прорываться с боем из окружения этих грудастых и цветастых тёток было бы довольно зазорно, поэтому я притормозил. Однако, для точности гадания (сейчас то я понимаю, что это была некая форма прогнозирования, или, говоря по-русски — форсайт) необходимо было положить цыганке в ладонь пару перчаток, что и было мной проделано в ясном уме и твёрдой памяти. Чего уж они тогда мне нагадали я не помню, но помню, что своих красивых перчаток я больше никогда не видел…

И всякий раз, когда эта история с какого-то перепуга вдруг вынырнет из глубин оставшегося в мозгу очень серого вещества, становится как-то не по себе… Ну, не перчаток же жалко на самом-то деле, а страшно обидно, что тебя молодого и перспективного «развели» тогда, как распоследнего балбеса.

И вот это ощущение сегодня вернулось вновь. И виной не только очередной перманентный депрессняк, который тихо и незаметно подкрадывается ко мне в конце календарного года. Жуткие цыганки с усами и в юбках ЛГБТ-шной расцветки вспыли в голове ровно на 23-ей минуте полёта, пардон, пресс-конференции светлейшего Владимира Владимировича, после его ответа на вопрос об изменении кадрового состава Правительства: «… считаю, что кадровая чехарда, как правило, — конечно, не всегда кадровые перемены являются негативными, — не нужна, она мешает. … Поэтому никаких изменений, существенных во всяком случае, не предвидится».

Всё. Дальше я слушать не стал. Всё, что я хотел получить от Президента, я получил.

Странное дело. В конце 70-х и начале 80-х годов было просто невозможно представить народ, добровольно столпившийся у телевизоров, и внимающий речи Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР, Маршала Советского Союза, Лауреата Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» и Ленинской премии по литературе, дорогого Леонида Ильича. Точно также невозможно было представить пресс-конференцию тов. Брежнева в прямом эфире.

Да, времена, конечно, изменились. Кухонные посиделки той эпохи с вялым поноше́нием власти, распитием доставшихся по случаю горячительных напитков и смешными анекдотами про великую русскую тройку — Брежнева, Штирлица и Чапаева, трансформировались в наше время в персональные сайты, блоги и прочую интернет-кухню. На которой каждый может «варить» что угодно, и ничего ему за это не будет. Известная фраза о «кухарке, которая должна учиться руководить государством» воплотилась в жизнь.

Между прочим, на этом сайте вы не найдёте ни одного доброго слова в адрес либероидов или Минобрнауки. Но также не найдёте ни одного дурного слова в адрес Владимира Владимировича всея Руси. Я не хвастаюсь, не стыжусь, но и не горжусь этим. Просто их нет, и всё. Без объяснений.

Как невозможно объяснить, например, полное, от слова «совсем», отсутствие слов «наука», «научный», «образование» (в смысле «образование») почти в трёхчасовом выступлении первого руководителя страны. И дело ведь не в том, что не было таких вопросов. Когда надо, тов. Путин отвечал на вопросы, которые и не задавались из зала.

То есть мистер Улюкаев и дальше будет утешать всех словами «Ни чо, ни чо…» при цене нефти уже минус 20 долларов, когда Россия будет приплачивать покупателю за каждую свою бочку нефти двадцатку американских денег? «Значитца» мистер Ливанов и его гоп-компания будут ставить пятёрки в школе за сочинение уже просто из 15 связанных кое-как слов? А если они окажутся без мата, так это «ваще» «пять с плюсом»? И когда мадам Скворцова будет говорить о повышении смертности россиян, то это будет означать, что они помирают после диспансеризации абсолютно здоровыми и страшно довольными? Тогда пусть мадам Голодец и дальше повышает зарплату депутатам, у которых хари и бюсты уже не влазят в широкоугольные объективы телекамер Full-HD, а ветераны-блокадники доживают свой век на недостойную их пенсию. То есть так получается, Владимир Владимирович, а?

Если Александру Сергеевичу за свою жизнь удалось повидать трёх царей, то я уже почти в три раза перевыполнил его «норму».

Детсадовских воспоминаний о Никите Сергеевиче не сохранилось, но наверное, было смешно. Дорогого Леонида Ильича в начале 80-х было просто жалко, как старого больного человека. С восшествием на «престол» Юрия Владимировича появилось чувство уважения к лидеру государства. Константин Устинович привёл страну в страшное недоумение и молчаливое переглядывание. Но как нас всех затем «развёл» Михал Сергеич! Ну, как последних «лохов». «Озорник-с» Борис Николаевич, особенно после поездки в США, после мировой премьеры дирижирования оркестром, после ирландского самолёта, после «работы с документами» и «крепкого рукопожатия» ничего, кроме чувства жуткого стыда, уже не вызывал. Первые годы Владимира Владимировича пробудили робкие надежды на реальные перемены, которые, надо отдать ему должное, частично реализовались ближе к середине 2000-х. С 2008 по 2012 там, в Кремле кто-то был, я же видел горящие окна по вечерам, но я не помню кто. И вот камбэк 2012 года. Поначалу вроде бы пошло ничего, но после вчерашнего, все «чуйства» отошли в сторону и осталось только одно — безразличие.

А безразличие — это страшная штука, «посильнее Гёте» будет, однако. Ну, ладно мы — старички, которые повидали достаточно на своём научном веку, и которым осталось уже не так много. Ждать от нас чего-то «прорывного» — бесполезно. Все «амбразуры», на которые можно было броситься, мы позакрывали в более юные года, и не всегда на трезвую голову. А «чо» делать с нынешней научной мо́лодёжью и по́дростками? Посмотрит она на то, что происходит в нашей науке и образовании, особенно с такими горе-руководителями, как «любитель айфонов № 1», да и отряхнёт пыль российских дорог со своих ног, променяв её на какую нибудь Францию или Голландию. Там умные ребята нужны, я знаю. Если бы из России «сдриснула» вся либеральная кодла вместе с тремя четвертями Правительства РФ, то страна только бы вздохнула с облегчением. А если «ауфвидерзеен» скажут сотни молодых, да умных технарей, когда каждый на счету? И тогда никакая пресс-конференция уже не спасёт.

«Я отключаюсь от всего.
Как надоела трескотня!
Поставлю точку. Статус-кво
Пусть сохраняют без меня»

https://sites.google.com/site/vkarnychev/home/5_obo-vsem-po-malenkomu/5-3_Ne_v_temu/ogonpostabamiliubitranСказать, что я разочарован, нельзя. Я никогда и не очаровывался, за исключением своей супруги. Непонимание, игнорирование или закрывание глаз на происходящую катастрофу в образовании, науке и здравоохранении, можно объяснить только имеющейся информацией о грядущей катастрофе куда больших масштабов. Не хотелось бы в это верить, но кто нас внизу когда спрашивал. Нам просто объявят по телевизору, что …