Три орешка для Золушки ( О пресс-конференции министра, интересных местах и патентных заявках )

В стародавние времена все наши многочисленные дочери, без исключения, любили смотреть сказку «Три орешка для Золушки» — чехословацко-гэдээровский вариант всем известного сюжета, который весьма существенно — в деталях, отличался от нашего фильма 1947 года.

Так, если советской Золушке хватило единовременной помощи крёстной феи, её ученика и всего лишь одной встречи во дворце, чтобы, в конце концов, выйти замуж за Принца, то в фильме из братского соцлагеря, прелестной героине для этого же потребовалось три попытки. Причём все три раза материальное обеспечение в виде соответствующих нарядов от Версаче, обуви и бижутерии появлялось — волшебным образом, из случайно попавших к ней лесных орехов.

Как это ни странно, но мне показалось возможным провести параллели между упомянутым фильмом и прошедшим совсем недавно событием. А именно, боевым крещением министра науки и высшего образования, г-на Котюкова в ходе своей первой, после майского назначения, пресс-конференции. Именно так он отметил своё хождение в люди.

Cамо мероприятие оказалось весьма непродолжительным (64 мин.), вполне рутинно-скучноватым, и ничего особенного или экстраординарного из себя не представляло. Никаких тайн раскрыто не было, никаких скандалов не произошло. «И всё так чинно, благородно — по-старому». Хотя некоторых присутствовавших там и задававших вопросы, особенно молодую журналистскую по́росль женского рода, я бы просто поубивал. Единственное, чему их, похоже, научили на факультетах журналистики — это с довольно глупым видом задавать дебильные вопросы и мешать всё в кучу. Хорошо, что не спросили про котюковских домашних животных — собачку или кошечку, как на прямых линиях у Президента.

Меня же во всем этом — чуть более, чем часовом, общении министра с аккредитованным «народом» заинтересовали три небольших видео-фрагмента, живо напомнившие уже упомянутую выше детскую сказку.

В них, по сути, были изложены условия, выполнив которые, надо понимать — волшебным образом, российская наука — пока что Золушка на мировой арене, к 2024 году должна превратиться в настоящую Принцессу. А для этого, по мнению г-на Котюкова, необходимо всего лишь попасть в пятёрку развитых стран по количеству научных публикаций и патентных заявок, и в десяткупо числу университетов в глобальных международных рейтингах.

Между прочим, соревновательный принцип — попадание российской науки и образования во всяческие «пятёрки»-«десятки» и различные международные «рейтинги», привнесли, естественно, наши чиновники. Настоящие учёные, исследователи, преподаватели, учителя до этого бы не додумались. Им эти «соревнования» или «измерения» у кого, скажем, «научный ствол» круче, нахрен не сдались. Они всегда хотели, а кто-то и до сих пор хочет, просто заниматься любимым (интересным) делом, получая за свой труд достойную оплату. Все эти «места», «рейтинги» и прочая голая цифи́рь востребована, в основном, чинодралами, которые, как правило, не разбираются в сути и проблемах того, чем они руководят. И доказать вышестоящим пользу от своего пребывания в руководящих креслах они могут только, манипулируя и жонглируя числовыми показателями перед носом вождей. Которые, кстати, тоже почти ни в чём толком не «рубят», и разбираются в науке также, как «хромой в искусстве Герберта фон Караяна».

Что же касается пользы сравнений, то когда наши дочери подрастали, мы тоже делали зарубки на дверном косяке. Интересно же было, на сколько они подросли за год. Однако, нам даже в голову не приходила мысль сравнивать их по росту и весу с соседской ребятнёй.

Но с началом ползучего «реформирования» российского образования, а затем и науки, страну посадили на прозападную «рейтинговую иглу». Жгучее желание российской либерастни, чтобы в нашей науке и образовании было точно также «как у них», доказывает, что это братство «вашингтонского кольца» вряд ли слышало про марксистскую концепцию «базиса» и «надстройки».

Иметь шикарную «надстройку» при херовом «базисе» ещё никому в мире не удавалось. Что убедительно доказали предшественники “ZZ Top” — идейные братья Карл и Фридрих, своим учением. Которое, по выражению уже нашего классика, «всесильно, потому что оно верно». А поскольку с 1991 года новоделанное Российское государство было занято, в основном, финансовым раскармливанием доморощенной олигархии до списка Форбса и воспитанием правящей «элиты» в лакейском духе а-ля Смердяков, то до базиса — то есть до экономики, руки как-то не доходили, и, судя по микроскопическому росту ВВП при нынешних правителях, так и не доходят.

Кроме того, оценивать, скажем, науку только количественными показателями или местами в «рейтингах» точно также глупо, как оценивать уровень медицины по числу коек. С другой стороны, не менее глупо ждать от российской науки реальных, а не бумажных, достижений и прорывов при мизерном1)Мизерном как в абсолютных, так и в относительных в процентах от ВВП величинах. финансировании R&D2)R&D — Research and Development (Исследования и разработки). Между прочим, удивительно, что российская наука до сих пор ещё что-то выдаёт на гора́, учитывая горбачевскую «катастройку», развал СССР и хаос начала 90-х, приведших к уничтожению сотен и тысяч предприятий, КБ, научных институтов, и, в результате, к физической убыли и эмиграции из страны сотен тысяч(!) специалистов.

Обычно, людям вне какой-либо профессиональной сферы деятельности трудно объективно оценить масштаб того, что там — внутри этой сферы, происходит.

Например, мой шурин — хирург более чем с сорокалетним стажем, прогнозирует в ближайшие годы в медицине, как бы это помягче сформулировать… Опуская обсценную лексику, напишем так: он прогнозирует приход критической ситуации. Поскольку к выходу из медицинских университетов готовятся те, кто провёл3)Не проучился, а, именно что, провёл. в них последние 5-6 лет. По его словам, такого низкого, как сейчас, профессионального уровня выпускников медвузов ещё никогда не было. Это — не врачи. Это — люди в белых халатах.

Трагикомично, что в это же время на полном серьёзе, правда, в рамках «хайпизации» «цифровой экономики», обсуждаются4) «Например, «цифровой госпиталь», который станет темой одного из воркшопов U-NOVUS в Томске: в мире нет для него готовых стандартов, они только начинают оформляться, пока есть версии и успешные кейсы» (отсюда). концепции «цифрового госпиталя». Боюсь, что когда, не дай Бог, авторов подобных концепций по-настоящему «прижмёт» по здоровью, то побегут они не в «цифровой госпиталь», а будут по знакомым и друзьям искать опытных и знающих врачей.

Поэтому, если на никакущих и никудышных выпускников по специальности «Экономика и управление» или управленцев из проекта «Кадровый резерв — профессиональная команда страны», как, например, прогремевшая на всю страну саратовская чиновница Соколова, можно, в принципе, наплевать и растереть, то с хреновыми медиками ни один нормальный человек, как их возможный пациент, смириться не может.

И чтобы дополнить медицинскую «картину маслом», поговорите с любым знакомым главврачом больницы или скорой помощи, и он — после выпитых 150-200 грамм, может быть расскажет вам, как и каким образом «выполнялся» фантастический указ Путина от мая 2012 года о повышении зарплат. И чего это стоило. Правда, боюсь, что после этого рассказа вам придётся бежать в лавку за второй бутылкой.

Я не зря уже несколько раз проводил параллели между концом 70-х — началом 80-х прошлого века и нынешним временем. Очередное и очевидное сходство заключается в том, что как 40 лет назад, так и сейчас, жизнь в официальных СМИ и реальная жизнь — это «две большие разницы». Кардинальное же отличие состоит в том, что в наше время враньё, я извиняюсь — неточная информация, властей всплывает и распространяется очень быстро (или даже практически мгновенно) среди большого числа людей. Но условный и совокупный  «1-ый канал» продолжает по инерции, в том же темпе, впаривать людям про «настоящую» жизнь, а не про ту, которой они живут. Как в старом анекдоте: задернули шторы в окнах остановившегося поезда и начали раскачивать вагоны.

Кстати, маленькое лирическое отступление про вагон. Если кто видел и помнит четвёртую серию «Смертельная схватка» из легендарного телесериала «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», то там есть эпизод на вокзале, когда Ватсон-Соломин стоит у вагона в ожидании Холмса-Ливанова. В этом эпизоде снимался мой бывший знакомый, Лёша Слюсарчук (на кадре из фильма он в коричневом плаще и в котелке).

Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона

Биография у Алексея, конечно, интересная: после окончания технического вуза его резко мотануло в искусство. Закончил режиссерский факультет ГИТИС, работал в театрах, закончил аспирантуру по кафедре философии при Театральной академии Санкт-Петербурга, был художественным руководителем и главным режиссёром одного из питерских театров, сейчас, по слухам, ставит спектакли в Лондонграде.

Читайте также:  Мнение сверху

Так к чему это я всё? В фильме про Шерлока Холмса он снимался в массовке ради пяти (5) рублей за съёмочный день. В 1980 году на эти деньги можно было, между прочим, хорошо посидеть в ресторане. Так вот, в отличие от нас, зрителей фильма, он был по ту сторону кинокамеры. И как Лёша нам рассказывал, серьёзное лицо во время прохода мимо купе со стоящим рядом Ватсоном удавалось выдерживать с трудом. Потому что снаружи этот солидный викторианский вагон, в котором уже сидел переодетый женщиной Холмс, представлял собой каркас из сколоченного, более или менее ровно, старого горбыля́.

Медленно минуты уплывают вдаль,
Встречи с ними ты уже не жди.
И хотя нам прошлое немного жаль,
Лучшее, конечно, впереди.

И вот когда г-н Котюков на своей пресс-конференции монотонным голосом «исполнял», по сути, песенку про «Голубой вагон» российской науки, который катится в светлое будущее, то я почему-то представлял его сколоченным именно из горбыля. Дёшево и сердито.

Но я отвлёкся — министр, наверное, уже заждался, так что дадим ему слово. Но я по старой привычке не удержался и дал свой комментарий после каждого видео-фрагмента.

«О стратегической цели»

Текстовая расшифровка (00:08:27 - 00:08:51)

Стратегическая цель состоит в том, чтобы к 2024 году Россия по количеству публикаций в серьёзных международных изданиях, включая, кстати, издания российские с международным вариантом, и количеству патентных заявок, Россия должна войти в пятёрку развитых стран.

В этом контексте уместно заметить, что об аналогичных планах вхождения России, но уже в «первую пятёрку ведущих крупнейших экономик мира», нам регулярно рассказывал г-н Путин  с 2007 по 2018 годы. Похоже ТАМ у НИХ — это, вроде как, волшебное заклинание такое. Типа, «трах-тибидох-тох-тох»!

Вернёмся к министру Котюкову и зададим простой до идиотизма вопрос: «А что произойдёт и изменится в науке и стране, если к 2024 году эта «стратегическая» цель — войти в «пятёрку» по количеству публикаций, будет достигнута?».

Ведь, почти такая же «стратегическая» цель — обеспечить 2,44% всех статей в мире, была поставлена г-ом Путиным шесть лет назад, ещё в 2012 году. Она уже достигнута. И чо? Оглянитесь вокруг. Бо́льшая часть высокотехнологичной и наукоёмкой продукции, используемой в России (включая бытовую электронику и технику), как была результатом отнюдь не нашей разработки и производства, так и осталась. Например, до сих пор(!) почти 70% электроники в российских гражданских спутниках связи — это не наше, а то, что удалось закупить (открыто или через подставных) на Западе или в Азии. И это при том, что технологический «железный занавес» со стороны буржуев по-настоящему и всерьёз ещё не опустили.

Причём те кто «в теме» прекрасно знают, за счёт каких «методов», причём иногда не вполне джентльменских5) «Дробление» одного стоящего результата на несколько мелких, «покупка» публикаций или соавторства в том или ином виде, отправка статей в проходные, но числящиеся в Scopus, журналы и конференции, и т.д. с научной точки зрения, путинское повеление о 2,44% количества российских статей от общемирового было исполнено.

Научная публикация — это завершённый и оформленный в печатном виде научно-технический результат. А не наоборот, как полагают наши чиновники, постоянно ставящие телегу впереди лошади. При этом однозначной корреляции между числом (объёмом) публикаций и ценностью описанных в них результатов нет. Так, например, единственная, но основополагающая статья будущих нобелевских лауреатов Джеймса Уотсона и Френсиса Крика «Молекулярная структура нуклеиновых кислот: структура ДНК»6)J.D. Watson, F.H.C. Crick. Molecular Structure of Nucleic Acids: A Structure for Deoxyribose Nucleic Acid. Nature, No. 4356, 25 April 1953, pp. 737-738. 1953 года была всего на одной(!) странице.

Кроме того, число патентных заявок имеет довольно слабое отношение к научной составляющей исследований. Оно отражает, главным образом, техническую (технологическую) сторону. Более подробно, с картинками, «патентная» составляющая «стратегической» цели 2024 в изложении министра Котюкова будет рассмотрена чуть ниже.

«О программе «5-100»

Текстовая расшифровка (00:14:58 - 00:15:29)

Программа «5-100». Сейчас бюджетом предусмотрено продление средств на эту программу. Мы в октябре месяце будем проводить заседание соответствующего совета, который должен будет оценить реализацию университетами-участниками этого проекта — сегодня это 21 организацияпрограмм, которые раньше утверждались, и принять соответствующее решение на 2019 год о распределении средств, предусмотренных в Законе о федеральном бюджете.

Программу «5-100» г-н Котюков «получил в наследство» от предыдущих министров. Но если Ливанов, как чиновник, имевший личный7)МИСиС, ректором которого Ливанов был до назначения министром, попал в  программу «5-100», конечно же, совершенно «случайно». интерес, принялся за реализацию дурацкой идеи с пылом и с жаром, то у мадам Васильевой на закате её пребывания в этой должности уже не было желания бороться с «5-100», после того как год назад на заседании ассоциации «Глобальные университеты» её публично отчехвостила Голодец.

Но если основные авторы теории «построения социализма в отдельно взятой стране» хорошо известны (хотя бы старшему поколению), то фамилии идеологов фантастического «прорыва» пятёрки российских вузов в топ-100 ведущих университетов мира остаются неизвестными. У меня большие подозрения, что эта фигня была выдумана какими-то анонимными полудурками из ВШЭ, а затем через Фурсенко её «впарили» Путину. Причём, даже если предположить на секунду, что пять университетов России войдут в топ-100, то каким образом это изменит в лучшую сторону общее хреновое состояние нашей науки и образования? Практически ничего ровным счётом не изменится.

Кстати, возможно, что г-жа Васильева, понимая всю эфемерность попадания в топ-100, предлагала очевидную, в сложившихся обстоятельствах, вещь. А именно, сосредоточить выделенные ресурсы, выкинув из программы «5-100» пятнадцать вузов, и распределив оставшиеся бюджетные деньги между шестью «передовиками», хоть как-то попробовав увеличить их шансы. Но Голодчиха, бывшая заведующая отделом кадров Норникеля, её прилюдно хряпнула мордой об стол и сказала не совать нос не в своё дело. «Это наша корова, и мы её доим».

«Места России в рейтингах»

Текстовая расшифровка (00:48:02 - 00:51:23)

По разным показателям мы в разных местах сегодня, можно так сказать, на разных позициях.

Первое. Мы должны всё-таки говорить о том, что у нас здесь должен быть фокус. Фокус на приоритетных направлениях. Это не означает, что мы всё остальное будем обнулять. Ни в коем случае. Но фокус должен быть на приоритетных направлениях. Повторюсь, Российская Академия наук сформулировала такой перечень и он является Приложением к Национальному проекту.

Далее. Если говорить про эту выделенную группу, то сегодня Россия по количеству научных публикаций имеет 11-ое, так скажем, условное, место. Нужно нарастить количество публикаций примерно в два раза по этим приоритетным направлениям. И тогда мы в общем будет по этому количеству находиться в пятёрке. Но! Мы должны учитывать, что ряд стран сегодня демонстрирует очень серьёзную динамику. Не только Россия, в общем, занимается увеличением… ставит себе такую цель и планирует реализовать программу. Поэтому мы всё это учли в цифровых индикаторах, и с 11-го до 5-го (места) должны дойти, ну, в общем в 2024 году.

По патентным заявкам мы сегодня восьмые по базе данных ВОИС8)ВОИС (WIPO) — Всемирная ораганизация интеллектуальной собственности.. И также должны, в общем, стать пятыми.

По количеству исследователей, работающих в России — по количеству исследователей — Россия сегодня в пятёрке. И задача — в этой пятёрке удержать свои позиции. При этом понимаем, что, в общем, придётся увеличивать общее число.

И показатель достаточно важный — это показатель денежный. Он сформулирован как валовые затраты на исследования и разработки. Вот там сегодня Россия в десятку, конечно, не попадает. И мы понимаем, что у нас общие затраты там примерно 1,1% от ВВП. Стратегия научно-технологического развития предполагает, что к 2035 году мы выйдем на 2% от ВВП. Поэтому мы в паспорте Нацпроекта сформулировали некую динамику, которая должна обеспечивать опережающий рост затрат на исследования и разработки по сравнению с общим ростом экономики. И постепенно, постепенно, постепенно будем эти показатели улучшать.

И если сказать про… — формально это Национальный проект «Образование» — но содержательно это — часть тех же преобразований, — место России по глобальной конкурентоспособности высшего образования. Сегодня, если взять три глобальных международных рейтинга, там упоминается 14 наших университетов. Четырнадцать. И это, скажем так, 17-ая позиция в этом рейтинге.

Но те страны, которые на границе «десятки» находятся — там достаточно, так извините, кучно — там порядка 17-18. Поэтому, в принципе, это достаточно счётная задача — 5-7 университетов, … У нас в проекте «5-100» — двадцать один. Поэтому если мы сможем успехи обеспечить… При этом часть университетов имеет свои неплохие свои позиции, даже формально не являясь участниками проекта «5-100». Поэтому мы сегодня прорабатываем с ректорами университетов те проекты, которые позволят нам формально с 17-го (места) перейти в ту же самую «десятку».

Вся эта трёхминутная речь Котюкова вызвала у меня немало вопросов к г-ну министру. «Огласите весь список, пожалуйста». Итак,…

«…фокус должен быть на приоритетных направлениях».

Да кто бы спорил! Проклятый вопрос состоит лишь в том, какие направления и кто конкретно считает их приоритетными. Эта волынка с «приоритетными направлениями» тянется столько, сколько я себя помню.

Читайте также:  В поисках патентной доли

Ещё 10-12 лет назад стало окончательно ясно, что тяжёлые беспилотные летательные аппараты (БПЛА) станут «глазами» и ударным отрядом вооруженных сил. И чо? Последняя новость: проект российского тяжелого дальнего беспилотника «Альтаир» остановлен.

Проблема радиационно-стойкой микроэлектроники для космических аппаратов начала «вопить» о себе ещё лет 15 назад. И чо? Особые прорывы и реальное импортозамещение — пока лишь где-то «на горизонте». И вообще производству российской элементной базы пришёл если не окончательный кирдык, то состояние клинической смерти налицо.

Допустим, что перечисленные выше направления не являются приоритетными. Но тогда что в приоритете для руководства страны? Уж не обгадившееся ли чубайсовское «Роснано» и бесплодный медведевский заповедник «Сколково», которые сожрали уже, наверное, не одну сотню миллиардов бюджетных рублей?

Пошли дальше.

«…сегодня Россия по количеству научных публикаций имеет 11-ое, так скажем, условное, место. Нужно нарастить количество публикаций примерно в два раза по этим приоритетным направлениям. И тогда мы в общем будет по этому количеству находиться в пятёрке».

Честно сказать, я не знаю откуда министр Котюков взял 11-ое место России по числу научных публикаций. При этом непонятно, имел ли он в виду какой-то год конкретно, либо говорил об интервале лет. Кроме того, я не думаю, что он пользовался информацией откуда-то ещё, кроме как из двух крупнейших баз данных публикаций “Scopus” и “Web of Science”.

Но если брать крайний год — 2017, для которого обе базы данных уже «закрыли учёт», то по данным “Scimago Journal & Country Rank” Россия в прошлом году занимала 12-ое место с 83358 публикациями. На первом месте в этом рейтинге идут США с 626403 публикациями, Китай — на втором месте с 508654 публикациями, пятая строчка — за Индией, у которой 147537 статей. Точно такую же по составу первую пятёрка стран по числу публикаций — США, Китай, Англия, Германия, Индия, мы видим и в БД “Web of Knowledge” за 2017 год. Но в этом рейтинге Россия уже на 14-ом месте с 52259 статьями. У публикационных «передовиков» — США — 452872, идущий следом Китай опубликовал 354294 работ, у Индии — 88178 статей, соответственно.

Лично я могу ещё понять, как из маленького ореха появляются платье, туфли и драгоценности на взрослую девушку ростом 1 м 55 см. Но каким волшебным образом Россия сможет очутиться в «пятёрке» безусловных лидеров последнего десятилетия по числу научных статей, для меня — непостижимая загадка. То есть, пока мы в соответствии с планами г-на Котюкова будем  в два раза «наращивать» объём бумажной продукции до 2024 года, все остальные, вероятно, заснут летаргическим сном.

Из его слов и всего контекста выступления абсолютно непонятно, за счет чего Россия сможет ликвидировать разрыв 2017 года в 64 и 35 тысяч(!) статей9)По данным “Scimago Journal & Country Rank” и “Web of Knowledge”. с Индией, занимающей уже много лет пятое место и показывающей нехилые темпы роста. Когда министр призывает в два раза увеличить число статей, то что он имеет в виду? То, что в два раза увеличится финансирование исследований и разработок? Но дальше он сам говорит, что этого не будет от слова совсем. Вернее, будет, но, возможно, только к 2035(!) году. Или он намекает на классическое грибоедовское «числом поболее, ценою подешевле»? Но как гласит русская поговорка: «на ровном месте только прыщ вско́чит».

Ещё одна цитата.

«По патентным заявкам мы сегодня восьмые по базе данных ВОИС. И также должны, в общем, стать пятыми».

Действительно, если глянуть на рисунок внизу «Число патентных заявок на изобретения (2016) по странам мира», сформированный по данным ВОИС и совпадающий с данными Роспатента (ФИПС) для России, то мы занимаем 8-ое место. И даже седьмое, если выкинуть из этого ряда данных чисто национальных ведомств Европейскую патентную организацию (ЕПО).

Он всё больше хмелел. Я за ним по пятам.
Только в самом конце разговора
Я обидел его, я сказал: – Капитан!
Никогда ты не будешь майором!
(В.С. Высоцкий, «Случай в ресторане»)

Перефразирую Владимира Семёныча: никогда Россия не войдёт в «пятёрку» развитых стран по числу заявок на патенты. Как бы это кому-то не было обидно. Точно также, как российские футболисты никогда не будут ни чемпионами мира, ни чемпионами Европы. Уж поверьте мне, начальнику патентно-информационного отдела с 20-летним стажем. Единственное, что могут сделать чиновники министерства — это обязать, в приказном порядке, подведомственные вузы и научные организации увеличить число заявок на патенты. Вот это — они могут, и, скорее всего, сделают.

Но гляньте на картинку внизу — «Число поданных заявок на изобретения в РФ (1992-2017)». В интервале с 2007 по 2017 год никакого чёткого тренда на увеличение не прослеживается. Число заявок варьируется от 36454 в 2017 году до 45517 в 2015, при среднегодовом значении 41523 заявки. Поэтому шансов у России на то, чтобы к 2024 году обогнать Германию и Индию по числу патентных заявок и войти в «пятёрку» практически нет. Я думаю, что про Китай, с его одним миллионом тремястами тридцатью восьмью тысячами пятьюстами тремя (1338503) заявками на изобретения в 2016 году, лучше и не заикаться.

Для дотошных и любознательных господ аспирантов предлагаю глянуть другие, не менее весёлые, картинки, характеризующие активность патентования объектов промышленной собственности (ОПС) — изобретения, полезные модели, промышленные образцы, в России с 1992 по 2017 годы. Диаграммы построены на основе данных ВОИС и Роспатента (ФИПС).

Вернёмся к нашему молодому министру науки и высшего образования, не имеющему, правда, ни учёной степени, ни учёного звания. Но вуз-то он всё-таки закончил и умеет считать, что уже неплохо. Судя по результатам деятельности некоторых министров путинско-медведевского правительства, те не смогли закончить даже начальную школу.

Я не знаю, нужно ли комментировать вот эту фразу г-на Котюкова?

«По количеству исследователей, работающих в России — по количеству исследователей — Россия сегодня в пятёрке»

Наверное, нет. Никогда 9 беременных женщин, собранных вместе, не смогут родить ребенка за 1 месяц. Так что количество учёных никогда не говорило и не говорит о качестве исследований. Гипотезу Пуанкаре, кстати, доказал один человек — Г.Я. Перельман, у себя дома, на кухне, а не Российская академия наук.

Читайте также:  Flushing news

Поехали дальше. А вот эта цитата из речи министра — ключевая во всём его выступлении.

«И показатель достаточно важный — это показатель денежный. Он сформулирован как валовые затраты на исследования и разработки. Вот там сегодня Россия в десятку, конечно, не попадает. И мы понимаем, что у нас общие затраты там примерно 1,1% от ВВП. Стратегия научно-технологического развития предполагает, что к 2035 году мы выйдем на 2% от ВВП»

В этом высказывании стоит отметить деликатность г-на Котюкова. Говоря о том, что Россия, конечно(!?), не попадает в «десятку» стран по валовым затратам на R&D, он скромно умолчал о реальном месте нашей страны по этому показателю среди остальных стран мира.

Ну, а я скромничать не стал и посмотрел данные Организации экономического сотрудничества и развития (Organisation for Economic Co-operation and Development). Так вот, если исключить из списка собственно «Организацию экономического сотрудничества и развития» и Европейский союз (совокупно 28 стран), то в 2016 году Россия занимала 28-ое место с 1,097%. При этом, пресловутую «пятёрку» стран с наибольшей долей расходов на R&D составляли Израиль (4,251%), Южная Корея (4,227%), Швеция (3,255%), Тайвань (3,156%) и Япония (3,141%). Кому интересно, то наши любимые «партнёры» и «друзья» — США и Китай, занимают в этом рейтинге 10-ое и 13-ое места с 2,744% и 2,108%, соответственно.

За время правления нынешних вождей — с 2000 по 2016 гг., валовые внутренние расходы России (в % от ВВП) на исследования и разработки (R&D) изменялись от минимального значения 0,976% (в 2000) до максимального 1,194% (в 2003) (ссылка). Если это не застой и топтание на месте в развитии науки (а именно так данная ситуация с финансированием R&D в России названа в отчёте ЮНЕСКО “UNESCO Science Report. Towards 2030”, стр. 346), тогда я не понимаю, что тогда называть «застоем».

Кстати, % от ВВП — не совсем показательная штука. Если выразиться в живых американских деньгах, то по объёму финансирования исследований и разработок в USD мы в 2016 году отставали от США в 36,2 раза, от Китая — в 16,7 раз, от Индии — в 1,4 раза. Вопросы есть? Вопросов нет.

И в этих условиях г-н Котюков обещает предположительно 2% аж к 2035 году(!). Хотя, сколько времени он сам надеется просидеть в этом министерском кресле, неизвестно. Понятно, что по должности он не может сказать открытым текстом: «Ребята, российской науке — ж.па. И мы уже ничего не сможем сделать. Расходимся, всем спасибо!». По сути, такое вшивое однопроцентное финансирование не просто обрекает российскую науку на полную деградацию, оно её уничтожает в прямом смысле этого слова. И никого мы не догоним, и ни в какие «пятёрки» не попадём, а будем с каждым годом всё больше и больше отставать от «развитых» стран.

Однако, самым загадочным местом в этом видео-фрагменте с Котюковым для меня стали следующие его слова.

«Сегодня, если взять три глобальных международных рейтинга, там упоминается 14 наших университетов. Четырнадцать. И это, скажем так, 17-ая позиция в этом рейтинге»

А вот тут министр сказанул, что-то непонятное для меня. Про «три глобальных международных рейтинга» — ясно. Это — “ARWU”, “THE” и “QS”. Но когда он говорит про 14 вузов, он что имеет в виду? И про 17-ую позицию… В каком «этом» рейтинге?

Итак, пытаемся разобраться.

В рейтинге “ARWU-2018” значится 12 российских университетов

Список 12 университетов
N п/пВузМесто в ARWU-2018
1МГУ88
2СПбГУ337
3МФТИ436
4НГУ445
5ТГУ763
6УрФУ795
7ИТМО834
8КФУ837
9МИСиС867
10ВШЭ942
11СПбПУ952
12ТПУ962

в рейтинге “THE-2019” — 35

Список 35 университетов
N п/пВузМесто в THE-2018
1МГУ199
2МФТИ271
3ВШЭ322
4МИФИ383
5ИТМО534
6НГУ564
7СПбГУ577
8ТПУ592
9ТГУ593
10КФУ687
11МИСиС721
12СПбПУ738
13РУДН752
14МГТУ им. Баумана823
15Белгородский ГУ827
16НГТУ935
17Самарский университет953
18ДФУ1056
19КазТУ1105
20Университет Лобачевского1120
21МАИ1138
22МЭИ1139
23МТИ1140
24МИЭТ1156
25Саратовский ГУ1157
26Пермский политехнический университет1167
27Пермский ГУ1168
28Медицинский университет им. Пирогова1169
29Университет Сеченова1185
30СибФУ1196
31ЮФУ1206
32ЛЭТИ1215
33УрФУ1238
34Волгоградский ГТУ1245
35Воронежский ГУ1246

в рейтинге “QS-2019” — 27

Список 27 университетов
N п/пВузМесто в QS-2018
1МГУ90
2СПбГУ235
3НГУ244
4ТГУ278
5МГТУ им. Баумана299
6МФТИ312
7МИФИ330
8ВШЭ344
9МГИМО355
10ТПУ373
11СПбПУ404
12УрФУ414
13КФУ439
14РУДН447
15МИСиС476
16Саратовский ГУ508
17ИТМО514
18ЮФУ537
19ДФУ544
20АлтГУ606
21Университет Лобачевского618
22Самарский университет720
23НГТУ870
24РЭУ им. Плеханова873
25СибФУ890
26Южно-Уральский ГУ892
27Воронежский ГУ996

Так, о каких 14 вузах он сказанул?

Всего в трёх рейтингах — 39 вузов из России. Двенадцать10)ВШЭ, ИТМО, КФУ, МГУ, МИСиС, МФТИ, НГУ, СПбГУ, СПбПУ, ТГУ, ТПУ, УрФУ из них значатся во всех трёх рейтингах, одиннадцать11)Воронежский ГУ, ДФУ, МГТУ им. Баумана, МИФИ, НГТУ, РУДН, Самарский университет, Саратовский ГУ, СибФУ, Университет Лобачевского, ЮФУ — в двух, и шестнадцать12)АлтГУ, Белгородский ГУ, Волгоградский ГТУ, КазТУ, ЛЭТИ, МАИ, МГИМО, Медицинский университет им. Пирогова, МИЭТ, МТИ, МЭИ, Пермский ГУ, Пермский политехнический университет, РЭУ им. Плеханова, Университет Сеченова, Южно-Уральский ГУ — в одном. Где пресловутые «14»?

Если же г-н Котюков имел в виду какие-то топы, например, топ-400 или топ-500, то единственный вариант — это топ-500 рейтинга “QS-2019”, да и то — в нём 15 вузов. Что за «14»? Ну, ладно, сказал и сказал. Опечатался вслух, бывает.

Но вот что это за «17-ая» позиция России, в каком-то «рейтинге», о чём сказал г-н Котюков?

«Поэтому мы сегодня прорабатываем с ректорами университетов те проекты, которые позволят нам формально с 17-го (места) перейти в ту же самую «десятку»

Совершенно непонятно, про какое 17-ое место и в каком рейтинге (в каком, Карл?) говорил министр. Так, по общему числу университетов в рейтинге “ARWU-2018” Россия находится на 19-ом месте с 12 университетами (на первом — США с 217 вузами, Китай — на 2-ом месте со 123). В рейтинге “THE” наша страна с 35 вузами на 11-ом месте (1-ое место у США со 172, а Китай — на 4-ом с 72). В рейтинге “QS” Россия занимает 10-ое место с 27 университетами (США на 1-ом со 157, Китай — на 5-ом с 40).

Кто из чиновников подсунул министру науки и высшего образования нелепые и загадочные данные о 17-ом месте?! Подставили паренька…

Вообще, просмотрев эту пресс-конференцию, у меня сложилось странное ощущение. Когда человек целый час молотит слова равномерно и скучно, как заведённая машина, практически без эмоций, то о чём это говорит? Если г-н Котюков на своей первой прилюдной пресс-конференции таким образом пытался вселить надежду и оптимизм, то ему это не удалось.

Так не вселяют.

При этом даже весьма поверхностный анализ показывает, что озвученные министром мифические цели про попадания в «пятёрки» по числу публикаций и патентных заявок к 2024 году не будут выполнены совершенно точно.

Что же касается большинства работающих в российской науке, то о них г-ну министру беспокоиться не надо. В отсутствии реальных перспектив или перемен в науке более или менее молодые свалят за кордон, старичьё будет по-прежнему просиживать штаны, кропая так необходимые публикации, или, наконец, уйдёт на пенсию, вожди будут рассказывать нам о блестящем цифровом будущем…  Так что, аминь!

Сноски   [ + ]

1. Мизерном как в абсолютных, так и в относительных в процентах от ВВП величинах.
2. R&D — Research and Development (Исследования и разработки)
3. Не проучился, а, именно что, провёл.
4. «Например, «цифровой госпиталь», который станет темой одного из воркшопов U-NOVUS в Томске: в мире нет для него готовых стандартов, они только начинают оформляться, пока есть версии и успешные кейсы» (отсюда).
5. «Дробление» одного стоящего результата на несколько мелких, «покупка» публикаций или соавторства в том или ином виде, отправка статей в проходные, но числящиеся в Scopus, журналы и конференции, и т.д.
6. J.D. Watson, F.H.C. Crick. Molecular Structure of Nucleic Acids: A Structure for Deoxyribose Nucleic Acid. Nature, No. 4356, 25 April 1953, pp. 737-738.
7. МИСиС, ректором которого Ливанов был до назначения министром, попал в  программу «5-100», конечно же, совершенно «случайно».
8. ВОИС (WIPO) — Всемирная ораганизация интеллектуальной собственности.
9. По данным “Scimago Journal & Country Rank” и “Web of Knowledge”.
10. ВШЭ, ИТМО, КФУ, МГУ, МИСиС, МФТИ, НГУ, СПбГУ, СПбПУ, ТГУ, ТПУ, УрФУ
11. Воронежский ГУ, ДФУ, МГТУ им. Баумана, МИФИ, НГТУ, РУДН, Самарский университет, Саратовский ГУ, СибФУ, Университет Лобачевского, ЮФУ
12. АлтГУ, Белгородский ГУ, Волгоградский ГТУ, КазТУ, ЛЭТИ, МАИ, МГИМО, Медицинский университет им. Пирогова, МИЭТ, МТИ, МЭИ, Пермский ГУ, Пермский политехнический университет, РЭУ им. Плеханова, Университет Сеченова, Южно-Уральский ГУ