Банальщина про бывальщину ( научная статья или спектакль )

Проведение параллелей между наукой и искусством — вещь достаточно спорная и хлипкая. Но лично у меня неплохая научная статья всегда ассоциировалась с успешным спектаклем. Кстати, по настоящему хороших статей у знаменитого учёного так же мало, как и поразивших публику наповал спектаклей у талантливого режиссёра. «Ричард III» Константина Райкина — такая же театральная жемчужина, как, например, обзор Фарины и Галати (A. Farina, G. Galati. Surveillance radars: state of the art, research and perspectives. — Alta Frequenza, Jul.-Aug. 1985, v.54, N 4, рр.243-260) — супер-пупер обзор в радиолокации. И после первого, и после второго, я только и смог произнесть: «Да-а-а, вот это — весчь!».

Так что только от вас зависит, что появится на свет из-под вашего компьютерного пера: бессмертный «Гамлет» с громом аплодисментов или «Три поросёнка» на детском утреннике под разворачиваемые конфетные обёртки. Имейте в виду, что научная статья оценивается не так, как предложило это неуёмное Минобрнауки для сочинений старшеклассников: «зачёт», «незачёт». А совсем по другим критериям.

Кстати, это какими же надо быть клиническими идиотами, чтобы для сочинения на родном языке придумать бинарную систему оценки. Придумав такую «отмазку» перед Путиным, минобровские «сочинители» встали в один ряд с теми пятью процентами кретинов, кто получил «незачёт» в декабре этого года, не сумев связать вместе 250 слов. Если бы существовала прежняя пятибалльная система оценки сочинения (без возможной подтасовки), то все бы увидели, до каких глубин падения довело Минобрнауки среднюю школу. Я вас уверяю, что, как минимум, 50 процентов написало бы это сочинение на крепкие «единицы» и «двойки». А так — 95% «зачёт»: «Всё культурненько, всё пристойненько. И закусочка на бугорке».

В научной статье должна быть, как минимум, ОДНА идея или проблема. Их не должно быть МНОГО: не сваливайте «в кучу» в одну публикацию несколько проблем. Но если у вас нет вообще «плодотворной дебютной идеи» (О.И. Бендер), то писать статью, как и ставить спектакль, по большому счёту бессмысленно. Иначе этот процесс называется «высасыванием из пальца» и издевательством над зрителем.

Помните, что вы пишете не только для того, чтобы повысить свои «научные удои».

Я знаю профессоров, у которых в Scopus до хрена и больше статей, НИ РАЗУ не процитированных другими людя́ми. Даже ими самими!

Индекс Хирша «троечка» будет у человека, опубликовавшего, например всего лишь три-четыре статьи, но на которые сослались другие учёные люди больше трёх раз. А у товарища, который нам совсем не товарищ, имеющего 24 публикации в Web of Science и Scopus, из которых только одна статья процитирована несколько раз, тот же самый h-индекс будет равен школьной оценке «кол». Экономьте свои научные силы. Бейте редко, но метко.

Хотя, конечно, никто не отменял такое слово «план», например, при выполнении проекта по гранту, когда вы «зуб дали» выдать 4 статьи в Web of Science. Это, несмотря на то, что в науке слово «план» звучит донельзя дико: «Откроем новую частицу в текущем квартале!» (х/ф «9 дней одного года», 01:13:30). Но раз правила игры устанавливают московские «реформаторы», для которых наука и те, кто ею занимаются за Садовым кольцом — это всего лишь подсобный инструментарий для облагороженного распиливания чиновниками бюджетного бабла, то часто приходится вместо «дедукции, гнать продукцию».

Но если «финт» с пропихиванием фиго́вого материала прокатывает в среднестатистическом российском журнале ВАК и в низкорейтинговых буржуйских изданиях с хреновеньким импакт-фактором или жиденьким SJR, то втюхать «халтуру» в хороший забугорный журнал с мощным рецензированием вам не удастся на 100%. И не надейтесь.

Не забывайте о том, что вы пишете статью для читателей, которые, в отличие от вашей мамы, вас знать не знают, и не горят особым желанием познакомиться. Единственное, что их интересует — это новый и интересный для них материал, написанный на понятном им языке.

Поэтому рассматриваемая в статье идея (проблема) должна быть новой полностью или частично. Насчет «полной» новизны статьи у аспиранта почти с 99% уверенностью можно сказать словами Ф.И. Сухова: «Это вряд ли».

Но если до вас проблему, скажем, «радиолокационного обнаружения движущихся целей», уже «обжевало» море народа, то вы должны таки «извернуться» наизнанку и «выдать на гора́» ещё не сильно потасканную мысль. Например, рассмотреть вероятность обнаружения слабоконтрастных (в оптическом диапазоне) беспилотных летательных объектов в условиях низкой облачности. Или написать статью, посвящённую выработке требований к бортовой РЛС обзора, предназначенной для речного экраноплана. Ну, хоть чем-то же вы должны отличаться от девятого вала научных статей в вашей научно-технической области!

До написания статьи следует сразу же определиться с журналом, куда вы собираетесь её запульнуть. По крайней мере, с двумя. В результате, вы сразу начнёте «вскопку» в тех границах «огорода», за которые вам не следует выходить — как по оформлению, так и по содержанию.

Перед началом работы безусловно пропиши́те структуру статьи, чтобы излагаемый результат дошёл до читателя в логичном и стройном порядке.

Пишите короткими и ясными предложениями, с чёткими и однозначными формулировками. Деепричастных оборотов должно быть минимум. «Которые …, о котором …, для которого …», написанные вами в одном предложении означает, что вы, батенька (матушка) — не русский аспирант, а какой-то басурман, прости Господи!

В начале основной содержательной части сразу же опиши́те предположения или ограничения своей модели, в рамках которой вы проводите исследование.

Полученный результат или алгоритм должен быть описан полностью, без купюр и недомолвок.

Хороший английский язык, на котором написана статья — это большущий шанс на то, что она сможет прорваться сквозь безжалостных рецензентов на печать.

Аннотация — вторая, после названия, часть статьи, которую проглядывают эти несносные читатели — потенциальные «цитаторы» вашего труда, между прочим. Если вы не смогли уместить всю статью в небольшой абзац, значит вы сами ни черта не поняли в том, что накарякали, и чего хотели «задвинуть» невинным ридерам. А значит никому это ваше творение нафиг не сдалось.

Если в названии и аннотации, а, тем более, в «ключевых словах», не будет тех словосочетаний, по которым ваша статья могла бы вспорхнуть на первые места в списке из тысяч статей ваших конкурентов-писателей, то опять же ваша писанина летит коту под хвост, а может и глубже.

Введение — вот то место, где читатель должен понять, с какого рожна вы занялись тем, о чём написали статью. Оно не должно быть длинным, оно не должно быть коротким, оно должно быть — нормальным! Правда, понятие «нормальности» приходит иногда на закате научной карьеры в обнимку со своим единичным индексом Хирша. Но основную идею и замысел статьи следует раскрыть во введении как можно понятней, а не пудрить мозги доверчивым читателям. А если вы ещё и изложите толковый план статьи, где «чо» и «почём» изложено конкретно, то будет, вообще, замечательно.

При наличии большого числа формул вынесите основные выкладки в Приложение, если это дозволено правилами представления материалов в журнале. Никому не интересно копаться в здоровенных формулах в середине статьи. Все хотят поскорее узнать «кто убийца?».

Выводы — вот то, за чем большая часть часть читателей раскрыла журнал именно на вашей статье. Неинтересные, непонятные, и вообще «не по делу», выводы заставят их проклинать вас на чём свет стоит. Типа: «Вот, блин, лоханулся я с этой статейкой, гори она ясным огнём!».

Лично я не рекомендовал бы в конце статьи делиться своими планами на будущее. Кому они интересны, эти ваши планы?! Человека интересует только то, что он предполагал увидеть в вашей статье, а не то, какой вы прекрасно-замечательный. Всё жёстко.

Банально? Да, банально. Но работает!