«Академик Сергей Королёв» Распорядок работы и рацион питания в рейсе

"Академик Сергей Королёв"

Распорядок работы и рацион питания в рейсе на судне «Академик Сергей Королёв»

"Академик Сергей Королёв"

НИС «Академик Сергей Королёв»

Чем старше становлюсь, тем сильней и ярче воспоминания о молодости, о товарищах и о событиях, происходивших когда-то со мной. В конце 80-х годов мне посчастливилось проходить службу на одном из судов Службы Космических Исследований АН СССР, втором по величине среди однотипных — «Академике Сергее Королеве». Несмотря на длительность рейсов (по 8-9 месяцев) о данных годах и о самом пребывании на нем у меня остались только наилучшие воспоминания. Побродив по бескрайним просторам мирового океана, побывав в разных портах и странах, иначе начинаешь относиться ко многим вещам, событиям и жизненным ценностям.

Итак, какова же жизнь на судне изнутри, как говорится, оборотня сторона медали. Сразу скажу, что судно было разделено на два, так называемых, «лагеря» — экипаж, численностью 120 человек и экспедиция — 180 человек. Отмечу, что члены экипажа с членами экспедиции всегда жили дружно и постоянно в рейсе устраивали различные соревнования (мини-футбол, баскетбол, настольный теннис, перетягивание каната, шахматы и т.д.).

"Академик Сергей Королёв"

Соревнование по перетягиванию каната. Фото из альбома автора

Начнем с того, что это огромное судно — краса, величие и гордость страны, представляла собой длину 181,9 м, максимальную ширину 25 м, высоту борта до верхней палубы 13,2 м. Водоизмещение с полными запасами 21 460 т, осадка 7,9 м. Дальность плавания 22500 миль, автономность до 120 суток. Когда эта махина заходила в иностранный порт, особенно в канадский Сент-Джонс или голландский Роттердам, к причалу сбегались все местные жители с близлежащих улиц, чтобы посмотреть на это удивительное и уникальное достижение советской науки и техники. Именно в этот момент, когда стоишь на палубе и с высоты смотришь на суетящихся внизу людей с фотоаппаратами, кинокамерами, действительно чувствуешь себя частицей великой страны и гордишься за нее.

Задача экипажа заключалась в вопросах судоходства и обеспечения жизнедеятельности судна, а экспедиции — в выполнении программы космических исследований, обеспечение связи со спутниками и экипажами пилотируемых космических кораблей. Для экипажа Бог и царь на судне был капитан (сугубо штатский), для экспедиции — начальник экспедиции (полковник ВКС). Не знаю какие были градации у экипажа, но у экспедиции все было приравнено к структуре обыкновенной воинской части или наземного НИПа (научно-измерительный пункт) — командир части (начальник экспедиции), замполит, начальники отделов, начальники отделений, старшие инженеры, инженеры и техники. Последние гражданские вольнонаемные специалисты. Все исключительно в гражданской форме одежды. Найденная у кого-нибудь звездочка или погон — выговор, Общевоинские Уставы считались сов.секретным документом и хранились в специальных сейфах. Ну а почему они все же присутствовали на судне? Дело в том, что после каждого возвращения из рейса, на судно приезжала специальная комиссия из штаба ГУКОС с проверкой (уставы, сдача норм по хим.защите — одевание противогазов и ОЗК, полит. работа, спец.предметы), чтобы не расслаблялись. И только после сдачи всех предметов, рейс официально считался завершенным и нас распускали в отпуск (на 3-4 месяца) до выхода в следующий рейс.

Основная задача, как я уже выше написал, выполнение сеансов связи со спутниками и КА, находящимися на околоземной орбите. Служба (работа) офицеров (членов экспедиции) была такой — сутки в смене, сутки отдых. В 9.00 развод дежурных смен, после чего заступаешь на сутки. Как правило, за смену было 5-6 витков по 10-12 минут каждый, т.е. столько, сколько КА мог находиться в зоне видимости судна (это примерно 9 часов работы, т.к. 1 виток спутника или КА вокруг земли составляет порядка полутора часов). Как только сеансы связи закончены, эта дежурная смена может отдыхать, но находиться в постоянной боевой готовности (мало ли что). А вот с 9.00 следующего утра, сменившуюся смену никто, в течение суток, не имеет права беспокоить (кроме конечно же чего-то экстраординарного). Ну а если, не дай Бог, какая-то неисправность, то ее устраняют все — и дежурная и бодрствующая смены. Самое тяжелое время выполнения сеансов связи — ночное (с 22.00 до 7.00 — 7.30) при небольшой качке, которая просто убаюкивает. Справиться со сном очень тяжело. И еще один минус. Если смена заканчивается в 7.00, а завтрак в 8.00 — вот кошмар этот час ждать.

"Академик Сергей Королёв"

Во время смены. Фото из альбома моего начальника А.С. Ляшенко

Итак с дежурством мы разобрались. Что же делает на судне отдыхающая смена? Да все, что не запрещено. Кто-то может сутки спать, кто-то купаться в бассейне, если позволяет погода, кто-то играть в настольный теннис, бильярд или в футбол в спортзале, ловить рыбу, если судно в дрейфе, делать чучела из тех же рыб или акул. Короче, кто на что горазд, чтобы «убить» эти сутки отдыха.

"Академик Сергей Королёв"

Отдых на свежем воздухе между сеансами связи. Фото из альбома А.С. Ляшенко

Так проводила время отдыхающая смена

Так проводила время отдыхающая смена. Фото автора

Во время дрейфа и штиля, все ловили рыбу

Во время дрейфа и штиля, все ловили рыбу (скумбрию, хека, треску, тунца и т.д.). Фото из интернета

Самое паршивое время было когда проходило ТО. Это 3 дня ужаса. Надо было в течение всего рабочего дня находиться в лаборатории, разбирать и протирать, закрепленную за тобой технику, затем собирать, настраивать и т.д. Одним словом, имитировать бурную деятельность.

Мои коллеги во время проведения ТО

Мои коллеги во время проведения ТО. Фото автора

А каков же порядок приема пищи и рацион питания на этом судне? С учетом такого огромного количества людей, на судне было две столовых (для офицерского и технического состава) и кормили в 2 смены. Завтрак первой смены 8.00-8.30, второй 8.30-9.00. Обед соответственно 13.00-13.30 и 13.30-14.00. Ужин и затем вечерний чай. Стандартное 4-х разовое питание. Ну и кроме этого возле столовых постоянно стояли по 2 подноса с сухарями. Сразу отмечу, кормили всех одинаково, невзирая на звания, чины и должности. Как правило, на завтрак давали котлету, шницель или курицу с гарниром, булочку, масло и чай. Плюс ко всему стояли 2 чана с манной кашей для тех, кто не наедался. Обед стандартный — первое (борщ, суп), второе (пюре, гречка, рис) с чем-то мясным или рыбой (по желанию), салат, компот. Ужин мало чем отличался от завтрака, отсутствовала только манная каша. Вечерний чай представлял собой рогалик, либо творог, либо булочка с чаем, либо кофе, йогурт.

Во время заходов в порт, питание было 3-х разовым (вечернего чая не было).

Ну, и, конечно, по вечерам просмотры фильмов через кинопроектор, на, натянутом посредине столовой, экране. Позже, когда появились видеомагнитофоны, проекторы вытеснили и все ютились перед экраном телевизора, который стоял в кают-компании.

Вот примерно так однообразно и проходили эти 8-9-10 месяцев рейса на НИС «Академик Сергей Королев». К сожалению, того космического флота уже давно нет. Из всех судов осталось только одно «Космонавт Виктор Пацаев», находящееся, в качестве музейного экспоната, в Калининграде.

"Космонавт Виктор Пацаев" - музей в Калининграде

«Космонавт Виктор Пацаев» — музей в Калининграде. Фото из интернета

Дорогие друзья, бывалые морские волки, сразу предвижу от некоторых, возможно, много негативных комментариев, якобы у них было не так или иначе. Повторюсь, я написал про жизнь в рейсе на конкретном судне, т.е. на том, на котором сам побывал и поработал. К сожалению, его уже более 25-ти лет нет (распилен на металлолом в индийском городе Аланге).

12 марта 2020 г.
Публикация на Яндекс Дзен, канал «Калейдоскоп Х-фактов»

Яндекс.Метрика