Реформа 1991 История о том, как государство сперва надуло нас, а потом я его обдурил

Реформа 1991

Эта небольшая история — о последней советской денежной реформе, так называемой «павловской» реформе. Которая, реально ограбив почти триста миллионов человек, положила начало развалу СССР. С этой реформой связан один из многочисленных курьёзных случаев в нашей семье.

Итак, вечером 22 января 1991 года по телевизору в программе «Время» объявляют об очередном указе, подписанном Горбачёвым: «О прекращении приёма к платежу денежных знаков Госбанка СССР достоинством 50 и 100 рублей образца 1961 года и ограничении выдачи наличных денег со вкладов граждан». За окном — десятый час вечера, все сберкассы и магазины уже закрыты, разменять или обменять не получится не при каких условиях. При этом поменять «старые» 50- и 100-рублёвки на новые, 1991 года выпуска, можно было только с 23 по 25 января и не более 1000 руб. на человека.

На следующий день вся страна, то есть одна шестая часть суши, встала в очередь, потому что все кинулись менять «бабки», которые были у народа на руках. А поскольку у нас дома на руках таких банкнот не было, а было всего лишь трое малолетних (14 лет, 5 лет и пол-года) детей, то истерика, давка и прочие эксцессы нас обошли стороной. Ну, как мы тогда думали…

А через месяц, в ходе генеральной уборки, супруга в стопке нового постельного белья обнаруживает пачку «старых» пятидесятирублёвок. И тут она вспоминает, что эти деньги — это её «декретные» и «послеродовые», которые она благоразумно отложила на «чёрный» день. Такая вот женская заначка. Но поскольку все сроки обмена уже прошли, то получалось, что вся материальная «компенсация» от государства за появление на свет третьей дочери, чисто по нелепой случайности, вылетела в трубу.

После этого неожиданного «открытия» она села и заплакала. К чему сразу подключился дружный хор младшего поколения. Через некоторое время, когда слёзы под дружный рёв малолеток высохли, а зелёная пачка была стёрта из памяти со словами «Забыли! Не жили хорошо, ну, и привыкать нечего», я вдруг вспомнил, что буквально на днях в Томск из Владивостока должен прилететь Вадимыч1)Сергей Вадимович Тюфилин, увы, уже больше 15 лет как покойный — мой приятель и коллега по Лаборатории РТС2)Лаборатория радиотехнических систем тогда ТИАСУРа., который был несколько месяцев в загранрейсе в Тихом океане и не сумел ещё лично ощутить всю прелесть реформы.

Когда Вадимыч прилетел в Томск, то мы за рюмкой чая обговорили с ним сложившуюся финансовую ситуацию. После чего он написал заявление в одну из специально созданных комиссий (действовавших до конца марта 1991 г.) с объяснением причины, почему данная сумма не была им «своевременно» обменена. Приложенные документы о многомесячной командировке за пределами СССР убедили комиссию. Вадимыч получил деньги и отдал их мне. Я в свою очередь поставил ему абсолютно заслуженный магары́ч. А супруга с тех пор зареклась прятать деньги в постельном белье. До развала СССР оставалось 9 месяцев…

Сноски

1 Сергей Вадимович Тюфилин, увы, уже больше 15 лет как покойный
2 Лаборатория радиотехнических систем тогда ТИАСУРа.
Яндекс.Метрика