Америка: трёхдневный IP-нокдаун ( "Мэтью Фарелл" или "Возвращение Семёнова" )

Тихо и незаметно для российской прессы прошло событие на самом деле мирового масштаба, которое несколько лет назад мастера Голливуда воплотили на экране с участием четырежды Героя США тов. Брюса Уиллиса и его молодого напарника. Я бы назвал этот IP-нокдаун1)IP — Intellectual Properties: «Три дня, которые потрясли патентный мир».

Известно, что наши доморощенные «либералы» до самозабвения, до розовых слюней, любят взасос Соединённые Государства Америки, как именует США тов. Вассерман. Интересно, прокомментировал кто-нибудь, ну, например, «национальное достояние Газпрома» — «Эхо Москвы», обвал на этой неделе одного из крупнейших в мире патентных ресурсов — сайта USPTO?

Представляю, сколько визгу было бы от дрессированного крысятника им. Венедиктова, если бы в интернете «скопытилась» какая-нибудь «белоленточная» инфо-помойка типа «Медузы»! Как минимум, сразу выяснилось бы, что это «кровавая рука Путина» дотянулась до хрупкого и тонкого горлышка «российской либеральной общественности». А тут эвон чего произошло, и тишина в полный голос…

Лично у меня связь с USPTO оборвалась в 5:50 23 декабря, когда я поточно обновлял свою базу данных патентов США за 2015 год. Первая мысль была не вполне цензурной: «Вот же, суки звёзднополосатые! Заблокировали айпишник, падлы!». Время шло, а поиск и доступ к полнотекстовым html-описаниям патентов уверенно «лежал на боку». Обращение к нужным страницам сайта USPTO через «Tor» не помогло. И только на следующий день на главной странице появилась большая «объява» следующего содержания:

«A major power outage at USPTO headquarters occurred Tuesday, December 22, resulting in damaged equipment that required the subsequent shutdown of many of our online and IT systems. This includes our filing, searching, and payment systems, as well as the systems our examiners across the country use. We are working diligently to assess the operational impact on all our systems and to determine how soon they can be safely brought back into service. Status updates and alternative filing methods can be found on our systems alert page (www.uspto.gov/blog/ebiz/) as they become available, as well as on our Facebook (www.facebook.com/uspto.gov) and Twitter (www.twitter.com/uspto) accounts. «Во вторник 22 декабря 2015 года в главном офисе Патентного ведомства США произошла авария в системе электропитания, приведшая к выходу из строя оборудования, что повлекло за собой отключение многих наших онлайн-сервисов и ИТ-систем. В этот список вошли системы подачи заявок, поиска и платежных систем, а также системы наших экспертов по всей стране. Мы постоянно работаем над тем, чтобы оценить неблагоприятные последствия для всех наших систем, и определить, насколько быстро можно полностью восстановить их работу. Информацию об обновлении статуса и альтернативных методах подачи заявок, когда они станут доступными, можно найти на странице оповещения о наших системах (www.uspto.gov/blog/ebiz/), в фейсбуке (www.facebook.com/uspto.gov) и твиттере (www.twitter.com/uspto).
Thank you for your patience as we work to restore full service as soon as possible». Спасибо за проявленное вами терпение, пока мы работаем над тем, чтобы как можно быстрее восстановить полный спектр услуг».

Так что же это было на самом деле? В то, что у них там предохранители не сработали и «чота» погорело, верится не до конца. Неужто, то самое «обрушение», которое «ковал» персонаж «Четвёртого крепкого орешка для Золушки» — Matthew Farrel? Это-ж надо было так назвать главного героя, чтобы в русском переводе его имя звучало, как «Мать, её!». Так и просится этот сюжетик на камеру Т.Н. Бекмамбетова: «Die Hard 4 1/2».

Ну, типа, того, как один такой американский пацан (Дж. К. Депп), изобретатель-одиночка, придумал клёвую штукенцию, которая все мировые IT-компании «помножает на ноль», и подал заявку на патент в USPTO; а там, волки позорные, «значица», узнав про это, поручают главному злодею (Р. де Ниро) «чо-нить» замутить, чтобы концы в воду и патент — в труху; ну, любовь-морковь там всякая-разная, по ходу дела; изобретательская подруга (Милла Йовович), конечно, в конце фильма чуть не погибает от снайперского выстрела, закрывая его своей грудью, но у неё был подаренный пацаном спец-бюстгальтер, и пуля отскакивает прямо в де Ниро наповал; а в финале они на самолёте «Аэрофлота» приземляются с чемоданчиком пацанских патентов в Шереметьево-2 на фоне восходящего солнца. The End.

Фигня, скажете? Не знаю, не знаю…

В жизни и не то бывает. Особенно у изобретателей. Кстати, как не гнобит российских кулибиных наше родное государство в лице Роспатента (ФИПС), а они всё же чего там придумывают у себя в голове. Причём прессуют наших доморощенных генераторов мыслей с двух сторон: повышением патентных пошлин и полным карт-бланшем для западных «партнёров», которые в массовом порядке патентуют «по площадям», чтобы «перекрыть кислород» российским производителям уже внутри России. Я думаю, что в следующем (2016) году Роспатент увеличит патентные пошлины. Остатний раз их подымали уже больше трёх лет назад. Так что самая пора. И сдувшийся бюджет подправим, и дадим по рукам этим «творцам», чтобы «край у стакана́ видели».

Из своих личных наблюдений я сделал вывод о том, что аспирант-изобретатель гораздо увереннее защищает свой диссер, чем простой, необРИДенный2)РИД — результаты интеллектуальной деятельности соискатель. Так, на днях у нас в университете успешно защитился аспирант, за которым я «приглядываю» уже несколько лет.

Он, пока единственный за всю мою многолетнюю практику, принёс в начале аспирантуры свою первую заявку на изобретение, к которой у меня не было практически никаких замечаний. Так, кое-какие мелочи по оформлению, и всё. Сам разобрался, между прочим, и сам написал! И за эти годы он успел получить несколько патентов на изобретения и полезные модели, что в аспирантуре бывает нечасто. Единственный совет, который я ему дал, заключался в том, чтобы он ставил себя первым автором (если сам писал заявку), и без нужды никого не вписывал в состав соавторов. Исправился.

Кстати, мало того, что своими патентами он добавил технического «шарма» диссертации, и увеличил число своих трудов, он к тому же сэкономил весьма нехилые, по сибирским меркам, бабки.

Москва, конечно, не эталон ничему, но о ценах лучше всего справляться в Белокаменной. Кто не знает, то контор по написанию заявок или тупо по продаже(!) готовых патентов — немерено, даже если исключить организации типа «Рога и копыта», созданные чисто для одноразового развода лохо́в. Для примера возьмём одну. Так, вот, эти ребята берут за проведение патентного поиска от 30000 руб., а за подготовку и подачу заявки (без учета пошлин) — тоже от тридцатки и выше. В Томске, конечно, люди менее нахальные, чем в столице, но написание заявки с «нуля» обойдётся страждущим в немалую сибирскую копеечку.

Ну, и какой резон, господа аспиранты-технари, отдавать деньги чужому дяде или тёте за своё кровное дело? Написание заявки на изобретение с помощью персонального головного мозга ничего, кроме плюсов, не даёт. Разберётесь в том, что вы всё-таки делаете в диссере — это раз, увеличите список своих публикаций — два, на старости лет получите рублей (юаней?) четыреста прибавки к пенсии, как льготу по оплате коммунальных услуг — три, порадуете папу с мамой — четыре, и т.д.

И, как апофеоз, вы когда-нибудь потом сможете продать лицензию на своё изобретение за просто «афигенные» бабки, после чего будете носить всю оставшуюся жизнь «батистовые портянки и кушать крем Марго».

Насчет последней перспективы — это я вам наврал. В новейшей истории России я знал только одного такого «изобретателя» — бывшего начальника московского метро, который заключил с возглавляемой им самим организацией — «Московским метрополитеном», лицензионный договор на право использования патентов №№ 2115953, 2121163 на изобретение. В результате, четверо авторов много лет назад благополучно получили и распилили между собой 112 миллионов рублей вознаграждения. А чо, знай наших! И хотя сам патентообладатель — г-н Гаев, уже четвёртый год занимается изобретательской деятельностью на небесах — под присмотром ключника Петра, оба эти патента поддерживаются (соавторами?) в силе. И поддерживаются, вообще-то, с 1998 года!

Так, что, скорее всего, жить жизнью рантье за счёт своей интеллектуальной собственности, у вас хрен получится. Хотя пофантазировать можно на полную катушку. Недавно наткнулся на занятный сайтик с аукционом патентов. Кто это придумал я не знаю, но повеселился я знатно, от души. Так, стартовая цена за патент на изобретение № 2456414 «Деревянный строительный элемент и стена здания, возведенная с его использованием» выставлена в 900 000 рублей. Нехило? Но это ещё что! Безымянный автор (но это она погорячилась — нет ничего тайного в интернете) выставила на продажу патент № 2560317 «Устройство для обогрева и приготовления пищи» за — ВНИМАНИЕ! — 20 миллионов рублей! Браво, товарищ изобретатель, она же единственный патентообладатель — Шеленина Надежда Сергеевна! У нас такая «штука» стои́т на даче лет двадцать с гаком. Как эта хрень прошла экспертов ФИПС, я не знаю. Наверное, точно также как «Устройство для энергоинформационного обмена» (патент РФ № 2071152). Слушай, Сергевна! Может тебе всё-таки замуж выйти? Тогда вся изобретательская дурь мигом из башки повылетает.

И, напоследок — о моём любимом российском изобретателе XXI века — Александре Георгиевиче Семёнове из Питера. Несколько лет назад я написал о нём большой материал: «Танк в Интернете, или как написать отстойный диссер» (Начало, Окончание). Будучи сам в прошлом средненьким изобретателем, не хватавшим звёзд с небес, но ухватившим 7 авторских свидетельств, могу сказать, что новая идея возникает непонятно откуда и непонятно как. Но то, что время от времени возникает в голове тов. Семёнова и реализуется в виде патентов — это достойно восхищения. Самое его известное изобретение, прогремевшее на весь мир, это знаменитый «фекальный танк».

И, вот, одна из последних его новинок, разрекламированная на сайте «Известий» — «Российский изобретатель придумал бомбить врагов секс-куклами» (патент № 2524875 «Способ парашютного десантирования», опубликован 10.08.2014, заявка № 2012144922 от 22.10.2012, подгруппа МПК A63H3/00). К журналистскому материалу у меня особых претензий нет, кроме одной. Из материала в материал, с сайта на сайт, кочует миф о Семёнове, как авторе 200 изобретений. Брякнул кто-то когда то, и понеслось…

Вот и «Известия» — вроде бы авторитетный источник, а туда же: «Из серьёзных патентов Семёнова (всего их у него около двух сотен)…». Да нет у него столько, и никогда не было. И не то, чтобы мне завидно было, хотя 60 патентов на изобретения — это вам не кот чихнул, но жутко раздражает привычка многих современных «писателей» «сливать» непроверенные данные. Я понимаю, время — это в буквальном смысле деньги для них. Но это же ещё раз подтверждает, что правдоподобная «деза», запущенная в интернете «сглупа́» или целенаправленно, со временем превращается в незыблемый факт, который уже никто не проверяет. Зато я проверяю.

На конец 2015 года у Александра Георгиевича было 22 действующих патента на изобретения, 1 патент, который может прекратить свое действие, 7 патентов, которые прекратили действие, но могут быть восстановлены, и 30 патентов, прекративших действие из-за неуплаты пошлин. Ничего себе результат за двадцать с небольшим лет, а?!

Дотошным аспирантам предлагаю посмотреть составленный мной список изобретательских достижений тов. Семёнова А.Г. Из его новых творений, вот мои самые любимые: «Способ разминирования минных полей и устройство для его осуществления» (Патент № 2511755), «Бронированный наземный транспортный комплекс» (Патент № 2504728) и «Физиотерапевтический бюстгальтер расширенного функционального назначения» (Патент № 2494659). И если вам не понравится этот деревянный бюстгальтер Семёнова, то я уж и не знаю, как на вас угодить.

Самое прикольное, что наиболее чудны́е изобретения сделаны им практически в гордом одиночестве. И второе — все эти патенты в дальнейшем не поддерживаются. Последняя пошлина, которая уплачивается — это пошлина за 3-ий год поддержания патента в силе. Нерешённой для меня остаётся только одна загадка: откуда Александр Георгиевич берёт деньги за подачу заявки, проведение экспертизы по существу и за выдачу и регистрацию патента? Спонсор? Хотя кому какое дело — больше изобретателей хороших и разных!

Сноски   [ + ]

1. IP — Intellectual Properties
2. РИД — результаты интеллектуальной деятельности