Побег из Шоушенка Или как не получить по мордасам на защите

Как всегда, поговорим о плохом! Никто никогда не думает о том, что попадёт под колёса автомобиля. И это правильно! Однако ж, статистика неумолима. На дорогах страны ежегодно гибнут десятки тысяч человек. О чём это я?

Настоящим апофеозом аспирантуры должна быть защита написанной, как правило, в муках научной квалификационной работы на заседании диссертационного совета. Даже несмотря на то, в какой грёбаный цирк с конями превратили аспирантуру московские клоуны за последние десять лет.

Диссертационная катапульта

Диссертационные советы бывают разные. Например, московские лингвисты хрен защитятся в Питере, и наоборот. Но это, как-бы «идейные» и принципиальные соперники, типа остроконечников и тупоконечников из «Путешествие Гулливера в Лилипутию», или Алой и Белой розы.

Есть диссоветы «нормальные», безразличные к идейной вражде, а бывают и «кровожадные». Вот почему юным исследователям необходимо начать свои «экскурсии» на защиты диссертаций в качестве наблюдателя сразу, с первого же года обучения. А не тогда, когда он или она уже на выданье или на научных сносях. И стесняться тут нечего. На публичную защиту диссертации, если работа не подпадает под разные весёлые грифы — «Секретно» или «Совсекретно», может «припереться» любой гражданин страны, хотя бы и сам Президент РФ.

Польза от посещения защит диссертаций по своей тематике огромная.

Во-первых, посмо́трите, как смешно и забавно «бекают» и «мекают» ваши собратья и сосёстры в ответ на, казалось бы, элементарные вопросы.

Во-вторых, очно познакомитесь со «звёздами» диссовета – «заслужо́нными» докторами и профессорами. Может и ваше обаятельное и умное личико запомнится седовласым вершителям научных судеб. Хотя, вряд ли.

В третьих, услышите, какие вопросы, иногда глупые, задают уважаемые профессора. Особенно мне нравятся беспроигрышные вопросы из серии: «А почему в Вашей диссертации нет ссылки на второй том монографии Ван Триса?» или «А что Вы понимаете под частотой сигнала?». Опа-на! В этом месте особо нервные аспиранты со слабо развитым ассоциативным мышлением и артикуляционным аппаратом падают в обморок.

Читайте также:  Ноябрьские тезисы

И т.д. и т.п.

При этом нужно помнить, как «Отче наш», следующее. «Завалить» на защите в диссертационных советах могут любую, даже самую толковую квалификационную работу.

Ведь чем, в конце концов, профессор отличается от простого аспиранта или соискателя? Не часами же «Ролекс» и простатитом, а существенно бо́льшими знаниями, опытом, квалификацией и научным авторитетом. А с высоты своих прожитых лет и количества «съеденных собак» в своём деле, любой доктор наук, мало-мальски разбирающийся в том, что вы там у себя «накарякали», за пять минут докажет всем присутствующим, что это не работа, а «полный бред и ахинея».

Другое дело, что настоящие профессора, которые сами реально «пашут», никогда не «валят» беззащитного соискателя степени из-за того, что им просто не нравится его «физия», или им «попала шлея под мантию».

Опасность кроется в той немногочисленной категории членов советов, которые «хочут только свою образованность показать», не прочитав ни строчки из вашего «диссера», и лишь мельком проглядев автореферат. Их даже не останавливает тот факт, что диссертант прошёл сквозь «сито» предзащиты или даже нескольких предзащит, что комиссия из членов этого же совета дала положительное заключение о соответствии представленной диссертации специальности и отрасли науки, что все отзывы на работу – положительные. Видел я и знал лично таких «профессоров», им все эти аргументы – «по барабану». Диссертационный совет, в котором имеется несколько подобных «звёзд», я и называю «кровожадным». Не дай вам Бог защищаться в таком совете!

Один раз — довольно много лет назад, я присутствовал на подобном ток-шоу, когда мой приятель защищал докторскую диссертацию на стыке специальностей. Я ушёл с защиты, когда начали зачитывать 15 положительных отзывов, поскольку «поезд» уверенно стал «на рельсы», и для меня уже было всё ясно. «Что зря сидеть», — решил я, «подойду уже к оглашению результатов». И вот когда через некоторое время я направился в зал Учёного совета, то по дороге встретил председателя совета с побелевшим лицом: «Ты представляешь! Завалили…». Как выяснилось, «завалили», по сути, ни за что, ни про что. Это ведь как снежный ком. Сначала «тюкнул» один, потом второй, третий,… Начали «просыпаться» те члены совета, которые пришли просто подремать. И понеслось… Кто-нибудь видел фильм «Пираньи»?

Читайте также:  Алгоритм прохождения аспирантуры

И, тем не менее, что же делать, если вы всё-таки «залетели» в подобный совет и, не дай Бог, попали в подобную ситуацию?

Один мой бывший знакомый по Голландии потом прокомментировал это фиаско, рассказав мне следующую байку из его прежней научной жизни на Украине. Некий научный мужчина представил в совет свою докторскую диссертацию. Не любительскую, а, именно, что докторскую — причём хорошего качества. Да на беду угодил в «жернова» разборок двух мощных научных школ, представленных в совете. «Пинать» его начали с двух сторон, да так, что и Джеки Чан бы на его месте не увернулся. Если бы соискатель тогда буквально последовал совету покойного тов. Фреди Меркьюри «Шоу маст гоу он», то его защита в итоге точно также бы «накрылась медным тазом». И тогда соискатель применил приём, называемый «диссертационная катапульта».

C этого момента — повнимательнее!

Поняв, что его начали «валить» уже без экивоков — «чисто конкретно», он перемигнулся с вовремя понявшим ситуацию председателем диссертационного совета, и тот объявил перерыв в заседании. Это, кстати, ни одним «Положением о диссертационном совете» не возбраняется. Мало ли что… Після перерви засідання вчёної ради, хитроумный и дальновидный соискатель вышел на трибуну, поблагодарил многоуважаемых членов совета за конструктивную критику его работы, и попросил снять диссертацию с защиты.

Всё! Выдохнули.

А если бы «диссер» тогда «зарубили», то его следующая защита могла бы состояться не ранее, чем через год. А учитывая полученный соискателем стресс, возможный уход в запой и т.п., и попозже.

Читайте также:  Диссер закончен. Что дальше?

А так, и волки сыты, и овцы целы. Захисту як би і не булоЗащиты как бы и не было»). Через полгода товарищ с блеском, «под ноль», защитил свою докторскую диссертацию в совете другого города на Украине. Вот оно как бывает!

Итак, повторим урок.

Вот две цитаты из «Положения о порядке присуждения учёных степеней»: Постановление от 24 сентября 2013 года № 842 в действующей редакции.

31. После окончания защиты диссертации диссертационный совет проводит тайное голосование по присуждению учёной степени. …

38. Соискатель учёной степени вправе отозвать диссертацию с рассмотрения в диссертационном совете до принятия диссертационным советом решения по вопросу присуждения учёной степени.

Именно эти два пункта1)Для меня непонятна их последовательность в Положении. На мой взгляд, более логично было бы поставить п. 38 перед п. 31. позволяют легально реализовывать «катапульту» со своей защиты без особых последствий для аспиранта или соискателя. То есть до тех пор, пока члены диссовета не начали очень тайно голосовать, дозволяется «отозвать диссертацию с рассмотрения».

Единственным существенным отличием вышеописанной ситуации на поле украинской научной брани от, упаси Боже, возможной конфузии с молодым российским учёным, является то, что нашему юному дарованию из-за малого опыта будет чрезвычайно сложно уловить тот момент, когда его «поведут на убой».

Как раз в этот волнующий момент и должна проявиться «всемирно-историческая роль» председателя диссертационного совета, или ди-джея научного шоу, который должен будет лично принять решение о начале операции «Катапульта». Опытный председатель вас выручит, а неопытный — сами догадайтесь. Хотя, честно говоря, определить «приговорчик» бывает нелегко.

И напоследок, желаю вам таки защищаться в «доброжелательном» диссертационном совете и не иметь всех этих хлопот! Если, конечно, получится.

Сноски   [ + ]

1. Для меня непонятна их последовательность в Положении. На мой взгляд, более логично было бы поставить п. 38 перед п. 31.