Не Сталин о кадрах Или "Ах! Какой репримандъ неожиданный!"

Если человек на протяжении всей жизни постоянно «квасил по-чёрному» и вдруг(!) на излёте своих дней, насыщенных попойками, страшно удивляется тому, что печень, почки и прочий «ливер» у него буквально «в труху», то это — весьма странно и нелогично. Хотя для алкаша — простительно. Но когда примерно в таком же квази-юмористическом жанре «нуар» выступает руководитель страны… это круто! Именно так на днях меня «озадачил до невозможности» наш Всенародно Любимый Руководитель.

«Проблема подготовки квалифицированных кадров является острой для России, без принятия мер к концу 2030 года их дефицит составит около трёх миллионов человек, что в свою очередь может привести к многомиллиардным потерям для экономики России» (ссылка)

В таких случаях дети, как правило, говорят: «Ой!». Однако, сложившаяся ситуация с «квалифицированными кадрами» в стране уж совершенно точно не подпадает под случай, описываемый простонародной поговоркой «само насралося». Полная ж.па со школьным, профессиональным и высшим образованием, а также неминуемая деградация науки в России начались не вчера.

Формально, ползучее уничтожение прежних образования и науки в стране началось в полный рост с начала 2000-х, когда нынешний Президент полностью отдал эти стратегические сферы на откуп прозападным либерастам во главе с грёбаной Высшей школой экономики (ВШЭ), занявшись более важной задачей «поднятия России с колен». Однако, с колен встала, подняла голову и окончательно захватила власть «именна шта» либералистическая кодла, полностью монополизировавшая принятие решений в этих принципиально важных для будущего России сферах.

Вспомним поименно всех распоследних министров, командовавших образованием и наукой в нашей стране: Фурсенко, Ливанов, Котюков. Учитывая персональные «заслуги» этой «троицы» — Бывалого, Труса и Балбеса в развале существовавшей до них системы, лично мне хотелось бы почтить их недобрую память вставанием. Ну, а то, что их деятельность уже нанесла непоправимый ущерб России, Владимира Владимировича, по-видимому, не сильно беспокоит. Иначе придётся задуматься о «пользе», которую нанёс Российской Федерации его сердечный друг, г-н Медведев, с которым он вместе «рассчитываются на первый-второй» уже второе десятилетие кряду.

«Безумец так же логичен и последователен в своих поступках, как и нормальный человек, но он опирается на безумную точку зрения. К примеру, если кто-то разгуливает по улицам в одной набедренной повязке, это может показаться чрезвычайно эксцентричным. Но если вам известно, что чудак искренне считает себя Махатмой Ганди, его поведение сразу становится логичным и объяснимым» (ссылка)

Но если Фурсенко многие терпеть не могли — как апологета ЕГЭ и инициатора аферы «5-100», Ливанованенавидели как дурака с инициативой об «эффективности» вузов и фанатично тупого исполнителя идиотских затей либерастов, то к провинциальному счетоводу Котюкову относятся так, как все нормальные люди относятся к пустому месту — то есть никак.

Поставить в бывшей стране Капицы, Ландау, Алфёрова, Королёва, Глушко и целой плеяды других действительно великих учёных и инженеров, руководить наукой и высшим образованием банального серого финансёра, не имеющего за душой ни учёной степени, ни звания — это даже не троллинг 80-го левела, а чистой воды издёвка и глумление над всеми предшествующими научными достижениями в стране. «В царстве слепых и одноглазый — король?». Тогда для чего Путин поставил Котюкова управляющим? Может быть потому, что на фоне абсолютно невзрачного Котюкова его шеф, «красаучег» Медведев, выглядит просто «гением» менеджмента, KPI и немыслимым «стратегом»?

Если воспоследовать мысли Пуаро в изложении1)»Убийство по алфавиту» (1936). тов. Агаты Кристи, то, мягко скажем, недоумение от происходящего в сфере образования и науки уже второе десятилетие сразу рассеется. Нужно просто предположить, что за прошедшие годы решалась только одна безумная, но реальная задача: полностью уничтожить прежнюю систему образования и науки, оставленную нам в наследство. Кем и где — в России или за бугром, эта задача была сформулирована, перед кем конкретно поставлена — уже неважно. Точно так же, как не имеет смысла выяснять истинную причину возникновения выявленного в третьей стадии онкологического заболевания.

Кстати, происходит ли этот перманентный ползучий развал с ведома Светлейшего или, учитывая его занятость на международном фланге, — при его попустительстве, уже так же не «играет рояли».

Факт того, что средний уровень современных выпускников школ и вузов в разы хуже, чем даже десять лет назад, сейчас оспаривают только клинические идиоты. «Фактически мы выпускаем социальных дебилов» — заявил как-то ректор ВШЭ. И это говорит .удак, чья контора, манипулируя руководством Министерства, на деле занимается уничтожением российского образования и науки последние 15 лет, собрав под свою крышу многочисленных дебилов-либералов, педерастов, русофобов с откровенно фашистскими взглядами и прочих уродов.

Ну, ладно, если бы так он говорил только о выпускниках своего ВШИвого вуза. Да, и хрен бы с ними, этими выкидышами пседогуманитарных наук, не способными ни что полезное, кроме обгаживания страны, в которой они временно проживают. Но, ведь, пользуясь «крышей» в Кремле, Кузьминов, оседлавший бюджет на полтора десятка миллиардов рублей, и его многочисленные подельники в Министерстве фактически насилуют остальные вузы страны, ломая их через колено своими дебильными инициативами, приказами, распоряжениями и прочей хернёй.

Бумажно-отчётный хаос, устроенный Министерством не без влияния ВШЭй, не поддаётся описанию. Те, кто в курсе, знают, о чём я говорю. Вал грёбаной отчётности за последние десять лет вырос на порядок, минимум. Бесконечные запросы, справки, формы, проверки — сверху, снизу, сбоку, уже задолбали. Структуры, обслуживающие в вузах этот бумажный министерский понос, пухнут как на дрожжах. Такое ощущения, что на первый план вышла задача полностью превратить высшие учебные заведения в некую «Горсправку», а не заниматься их прямым делом — готовить высококвалифицированных специалистов для нужд собственно России.

Опираясь на свой горький опыт подготовки отчётных документов и не вдаваясь в детали, скажу, что в этом году «рукавадящие» дебилы из Министерства в Москве и других контролирующих органов, включая районные (районные, Карл!), буквально с цепи сорвались. В нашей стране, в которой не стесняются тырить уже десятками миллиардов рублей, не находят ничего лучшего, чем терроризировать вузы разнообразными ублюдочными проверками. Я понимаю, что легионы долбаных чиновников, искусственно разведённых при Путине, нужно чем-то занять. Но причём тут вузы? Эй, наверху! Вы бы лучше сначала Москву зачистили до основания, после чего отправили бы всю эту чиновничью кодлу на рытьё нового Беломор-канала…

Именно поэтому меня так бесит «плач Ярославны» в исполнении Умудрённого мудростью наимудрейших об «острой проблеме подготовки квалифицированных кадров». А разве не об этом же на протяжении последних 10-15 лет постоянно говорили, писали и выступали в СМИ многочисленные умные люди, известные стране? И чо…? Да, ничо! И, вот, только один пример. (см. ниже). Готов подписаться под каждым словом. И не я один.

10.09.2019
Наталия Васильева

«Похоронное бюро и хосписы»

Чиновники от образования разваливают фундаментальную науку и университетское образование, а профессорско-преподавательский состав лишают последних академических свобод, превращая в крепостных, — такое громкое заявление сделал 64-летний профессор института физики Казанского федерального университета (КФУ), лауреат Госпремии Республики Татарстан Наиль Фаткуллин. Учёный разослал своим коллегам, работающим в Казанском университете и других ведущих российских вузах, обращение, в котором призывает их инициировать подлинную реформу высшего образования в России, как минимум — начать общественную дискуссию на эту тему. О том, что предлагает сам Фаткуллин, он рассказал в интервью «Вечерней Казани».

Наиль Фидаиевич, что побудило вас написать открытое обращение, в котором вы сравниваете федеральное минобрнауки, или, как оно теперь называется, Министерство науки и высшего образования РФ, с похоронным бюро?

Я считаю, что минобр отравляет университетскую жизнь бюрократизацией, достигшей сегодня гротескно-чудовищных размеров. Научная жизнь в стенах вузов парализована. Я вижу, как под звон громко заявленных космизмов, суть которых сводится к обещаниям чудес в ближайшем будущем, происходит деинтеллектуализация страны. Поэтому так ли удивительно, что в России прекратился экономический рост и увеличивается число техногенных аварий? На мой взгляд, это результат политики, проводимой на протяжении многих лет.

Вы сказали «деинтеллектуализация страны»…

Её первейшим признаком является вытеснение фундаментальной науки и образования из всех сфер университетской жизни. Студентам в полтора раза сократили количество часов на изучение фундаментальных предметов, заполнив время новомодными дисциплинами. И если ещё десять лет назад сильный казанский студент-физик мог с легкостью поступить в аспирантуру на Западе, а защитивший кандидатскую степень — найти позицию постдока, то сейчас нашим сложно выдержать там конкуренцию.

Огромные финансовые ресурсы, выделяемые из бюджета на развитие высшего образования и науки, тратятся на сопутствующие вещи, а не на главное. Финансируются в основном технические аспекты, связанные с инфраструктурой: ускоренная закупка дорогостоящего оборудования, переустройство/строительство новых корпусов, создание всевозможных сколково, иннополисов и прочих «точек роста».

Помимо этого, значительная часть финансов ушла на псевдонаучные и псевдопедагогические направления, например, на бесчисленные переделки учебных программ, чиновничьи требования к которым странным образом меняются каждый год. Вместо того, чтобы заниматься наукой и реальным продумыванием преподаваемых предметов, преподаватель должен бесконечно составлять различные УМК, ФОС, РПД, являющиеся многостраничной, никому не нужной макулатурой. Более того, по договору он должен строго по графику выдавать определенное количество научных статей в год и его должны процитировать не менее энного количество раз. Это дикость! Нигде в мире таких нормативов нет. Научная статья — дело творческое. А у нас вся эта обязаловка к чему ведёт? Сотрудники вузов просто объединяются и публикуют коллективные статьи — так дешевле.

Для оправдания своей важности и нужности управленческий аппарат регулярно изрыгает разнообразные почины, судьбоносные инициативы, проверки, грозит аттестацией и увольнениями… Достаточно вспомнить унизительную процедуру тестирования профессорско-преподавательского состава, устроенную нам в КФУ с целью «провести независимую оценку качества образования» 2)Напомним, Наиль Фаткуллин призвал коллег бойкотировать «профессорский ЕГЭ», часть преподавателей отказалась участвовать в «унизительном шоу»..

— В своем обращении вы также говорите о кадровой катастрофе в университетах. В чём она?

— Сегодня подавляющее большинство университетских профессоров, работающих на мировом уровне, — люди пенсионного возраста. Наши университеты — всё равно что хосписы.

Размер пенсий у наших профессоров — 12 — 16 тысяч рублей. Трудовые контракты с ними заключаются ровно на год. Отказ в контракте — фактически обречение на нищую и убогую старость. Уехать и найти работу в западных университетах или лабораториях им в силу возраста и здоровья уже сложно. Итог — люди попадают в полную зависимость от администрации университетов. Преподаватель становится современной разновидностью крепостного раба. Шантажируя увольнениями, администрация их руками способна осуществлять любое безумие. Талантливая молодежь из числа студентов или аспирантов прекрасно видит и понимает реальное положение своих учителей. И, естественно, у нее возникает вопрос: «А хочу ли я для себя такого «прекрасного будущего»? Во имя чего мне здесь оставаться? Пока я молод, полон сил и не боюсь конкуренции на мировом уровне, может, мне при первой возможности уезжать из России?»» Процесс распада, таким образом, самоускоряется.

— Вы предлагаете вузам заключать с преподавателями долгосрочные контракты?

— Как минимум на пять лет, а лучше бессрочные. Кроме того, я предлагаю пересмотреть аудиторную нагрузку профессорско-преподавательского состава. Во всех западных университетах в зависимости от общих объёмов и способов финансирования (частного или государственного) аудиторная нагрузка профессоров (в западных университетах все штатные преподаватели считаются профессорами, либо associated professor, либо full professor) варьируется в пределах 4-10 учебных часов в неделю, то есть 2-5 аудиторных занятий по 90 минут в неделю. Это где-то в пределах 110-300 учебных часов в год. Причём такая аудиторная нагрузка считается на Западе огромной. Как правило, её имеют профессора, практически не занимающиеся научной работой, чья деятельность сводится в основном к обучению студентов. В этом нет ничего случайного. Лишь в таких условиях возможно качественное и глубокое обучение сложным дисциплинам и полноценная научная деятельность. У нас нагрузка на преподавателей выше в два-три раза, исключение — МГУ и, возможно, ещё несколько элитных вузов.

— Цель вашего обращения к университетскому сообществу?

— Я призываю коллег к открытой дискуссии. Что бы там ни говорил минобр и подведомственные ему структуры, настоящая реформа высшего образования в России не проводилась. Социальная значимость постоянно исходящих из ведомства инициатив и указаний, компетентность их авторов никогда научно-педагогической общественностью не обсуждались.

— Как думаете, коллеги вас поддержат?

— Не знаю. Против системы трудно идти.

Предложения проф. Фаткуллина

1. Учебная аудиторная нагрузка должна быть в пределах 4-10 учебных часов (два-пять аудиторных занятий по 90 минут) в неделю.
2. Пенсия преподавателей, достигших пенсионного возраста, как и в западных университетах, должна составлять порядка 80% их прежней ставки. При этом сохраняется (при соответствующем желании) право ушедших на пенсию профессоров читать учебные курсы, проводить исследования, оставаться консультантом, но утрачивается право быть руководителем.
3. Соотношение студент/преподаватель, а соответственно, и финансирование университетов должно проводиться в соответствии с числом поступающих на первый курс студентов. Оно не должно зависеть от дальнейшего возможного отсева неуспевающих.
4. Вместо существующих ныне институтов повышения квалификации и стажировок, являющихся профанацией, предусмотреть оплачиваемые творческие отпуска по 3-5 месяцев через каждые 5 лет. Профессор должен иметь возможность самостоятельно выбирать себе форму и место повышения квалификации или самообразования.
5. До максимума уменьшить полномочия Минобрнауки РФ, оставив за ним общие рекомендательные функции.
6. До максимума сократить управленческий аппарат университетов, усилив роль учёных советов. В частности, должность ректоров должна быть регулярно переизбираемой, а оклады ректоров и проректоров и прочего университетского начальства не должны превышать в 1,5-2 раза средние оклады профессоров.
7. Предоставить учёным советам университетов право самостоятельного формирования и утверждения учебных программ.

Сноски   [ + ]

1. »Убийство по алфавиту» (1936).
2. Напомним, Наиль Фаткуллин призвал коллег бойкотировать «профессорский ЕГЭ», часть преподавателей отказалась участвовать в «унизительном шоу».