Бардак по плану Или как совершить рывок со связанными конечностями

Неделю назад на заседании научного совета при Совете безопасности РФ дяденька Сергеев — начальник РАН, точь-в-точь как Тристан в «Собаке на сене»1) «И так она в сестре сказалась, Что это стало всем заметно». «Собака на сене», Лопе де Вега. вдруг обнародовал очевидное: «Если мы в ближайшее время не сделаем рывок в ответе на важнейший, на наш взгляд, вызов — преодоление технологического отставания, то и качество жизни, и пространственное развитие страны окажутся под вопросом… Преодоление технологического отставания — наиболее проблемный вопрос обеспечения национальной безопасности сегодня».

Наконец-то достаточно высокопоставленный «мальчик» громко, при всём учёном народе, прокричал: «А Король-то голый!». Я имею в виду науку и технологии в России. Можно было бы, конечно, попроще сформулировать: «Ребята, мы дореформировались до ручки. Нам п…ц!». Но поскольку в академических кругах, на людях, использовать обсценную лексику пока не принято, Президент РАН выразился более культурно.

А вот ещё: «система управления научно-технологическим комплексом не ориентирована на вхождение страны в число стран — технологических лидеров и не может обеспечить необходимые темпы научно-технического развития». Вот те на! А куда же она тогда ориентирована, блин? Президент с Премьером ночами не спят, всё думают о науке — «Как там, бедная, она?», а тут эвон — ориентация у её, вишь, не та. Более того, поскольку по словам Сергеева «эффективность работы научно-технологического комплекса страны в целом представляется сегодня достаточно низкой», то Главнокомандущий всеми учёными предложил сформировать единый «надминистерский» орган2)Америку открыл, ёшкин кот! В СССР такой орган был с 1965 по 1991 гг. и назывался он ГКНТ — Государственный комитет Совета Министров СССР по науке и технике. для координации работы научно-технологического комплекса РФ и распределения средств на исследования. Во как!

«Ребятушки», — как сказал бы Безруков, вы с Министерством науки и высшего образования справиться-то не можете, куда вам ещё какой-то «надминистерский орган»? Причём наблюдать — даже со стороны, за тем, как академики жалобно мяукают и скребутся3) «Поборемся?», Газета «Поиск», № 16 (1558) от 19 апреля 2019. под дверью Котюкова, довольно неприятно и зазорно. Между прочим, на мой взгляд все эти унижения от красноярского счетовода без научного роду и племени вернулись почтенным академикам бумерангом.

Кто-нибудь помнит чёткий и недвусмысленный протест именно Российской Академии наук, как организации, против реформы (а точнее, уничтожения) школьного, а затем и высшего образования, которую с одобрения руководства страны затеяли в начале 2000-х?

А когда саму Академию в 2013 году начали «реформировать» через колено, сколько академиков и членкоров вышли из неё в знак протеста или отказались входить в новую структуру? То-то же! Кстати, никого не осуждаю.

Вообще говоря, процитированное выше еженедельное издание научного сообщества «Поиск», — это довольно занятная и интересная газета. Этакий информационный «клапан», для регулярного стравливания накопившегося «пара» у «вчёного люда». У данного издания, естественно, есть свой сайт с архивом номеров. Но в электронных версиях номеров содержатся не все материалы. Например, в интернет-версии «Поиска» № 16 от 19 апреля 2019 отсутствует очень примечательный материал под названием «Наплевать на календарь?» Любови Сергеевны Грабовской, кандидата фармацевтических наук из Института биологии гена РАН. Желающие могут прочитать его внизу под спойлером.

Наплевать на календарь?

Планы учёных под угрозой срыва

Вот уже не первый месяц я как учёный секретарь программы Президиума Российской академии наук, много лет называвшейся «Молекулярная и клеточная биология» (МКБ), а недавно переименованной (без ведома координатора и специалистов в Совете по программам) в «Пост-геномные технологии и перспективные решения в биомедицине», принимаю тревожные телефонные звонки. Вопрос один: когда будут деньги по программе?

Кончается апрель, а средства все ещё не поступили. Группам необходимы реактивы для проведения экспериментов. Без них работа стоит. Когда выполнять программу, писать статьи, готовить отчёты?

Во многие институты работать по программе приглашают аспирантов, часто с периферии. Стипендии (около 8000 рублей) молодым людям не хватает даже на оплату общежития, а надо же ещё и на что-то существовать. Поэтому обычно руководители проектов зачисляют аспирантов на полставки научного сотрудника с тем, чтобы платить им из гранта МКБ. Но поскольку обещанные деньги не приходят, бухгалтерии перестают платить аспирантам и требуют их увольнения. Кто будет вести запланированные эксперименты, если деньги когда-нибудь всё же придут?

Звоню в Финансово-экономическое управление РАН — там сообщают, что финансирование не получила ни одна из программ президиума и Минобрнауки еще даже не провело предварительную работу, которая требуется для организации выплат по программам. Пытаюсь дозвониться в министерство, в специально созданный отдел, куда сдаются годовые отчёты по программам. Не получается — никто не берёт трубку. Создается впечатление, что этот отдел виртуальный и существует только на бумаге.

Надо признать, что и раньше, когда финансированием программ ведала Академия наук, задержки тоже происходили. Однажды средства не выплачивались почти полгода. Тогда после резких выступлений учёных в СМИ деньги пошли. После того как за обеспечение программ стало отвечать ФАНО, а потом Минобрнауки, выросли требования к оформлению отчетов и показателям, в частности к числу публикаций. Однако сами чиновники формальностей почему-то не соблюдают.

Бывало, что и фонды финансировали исследования по выигранным учеными грантам не с начала года, а со второго, с третьего, а то и с четвертого квартала. Однажды отчёт потребовали еще до начала выплаты грантовых денег. Ну, и как работать в таких условиях?

Ни для кого не секрет, что на организацию закупок реактивов и оборудования, особенно в случае крупных заказов, требуется значительное время. А по итогам года неизрасходованные деньги у институтов, как правило, отбирают независимо от того, когда они были выданы. Чтобы не потерять выделенные средства, учёным приходится проявлять чудеса изворотливости.

Ясно, что при такой системе могут более или менее успешно развиваться только чисто теоретические направления, где основные расходы идут на зарплату. Экспериментальные же исследования, во многом формирующие базу науки, вести неимоверно трудно.

Если государство заинтересовано в том, чтобы наука развивалась, а не хирела, необходимо либо открывать финансирование по грантам с января, либо не обнулять счета в конце календарного года. По-хорошему организациям должно быть разрешено использовать грантовые средства в течение года с момента начала финансирования.

Если этот простейший, но очень важный для институтов вопрос не будет решён в ближайшее время, мы вряд ли справимся с поставленной перед нами руководством страны задачей обеспечить вхождение России в пятёрку ведущих научных держав.

Ни разу не являясь биологом, могу подтвердить, что из года в год безобразная ситуация с финансированием научных (технологических) проектов или грантов повторяется один-в-один. Я помню случай, когда деньги (несколько десятков миллионов рублей) по одному из крупных проектов пришли в университет во второй половине октября, а отчитаться за проделанную научную(!) работу нужно было до 15 декабря! С учётом всяких долбаных ФЗ о закупках, подобную «финансовую дисциплину» министерских чиновников нельзя расценивать иначе, как откровенное издевательство или саботаж. Понятно, что формат газеты для приличных людей и интеллигентность автора, не позволили Любовь Сергеевне назвать *удаков из Минобрнауки *удаками. Она даже попыталась «напугать» их «угрозой» того, что Россия не справится с поставленной задачей — войти в пятёрку ведущих научных держав. Ну, это — отдельная песня, а напугать российских чиновников невозможно по умолчанию. Смертную казнь-то отменили. А зря.

Читайте также:  Кабаре ИЛИ Академия?

Поэтому стенания г-на Сергеева — это вой дворовых собак на Луну, а его мечты о «рывке» так и останутся влажными фантазиями, если не сломать существующую в Минобрнауке безумную бюрократическую машину. А этого никто наверху не позволит.

А вот вам свежий, с пылу с жару, пример царящего в Министерстве бардака или чего-то похуже, — конкурс проектов по проведению фундаментальных научных исследований по приоритетным направлениям, определяемым президиумом Российской академии наук. Объявление о конкурсе, в котором проекты-победители получают по 100 «лимонов» в год, появилось на сайте Минобрнауки 17.04.2019 в 17:33. То есть уже после окончания рабочего дня в Москве. Умолчу про Камчатку и про разницу во времени. Полностью подготовленная заявка с печатями и подписями должна оказаться в Москве 24 апреля до(!) 11:00. То есть на подготовку заявки на участие в этом конкурсе у вас, максимум, 6 дней. Ежу понятно, что весь этот «цирк с конями» затеян для уже заранее определённых, но пока «неизвестных» широкой публике, «победителей». Вот такое «кручу-верчу», но не на замызганной картонке у вокзала гражданами полукриминальной внешности, а в исполнении солидной государственной организации.

Читайте также:  Рефлексия, дульче мелодия

С учётом сложившейся в российской науке железобетонной «системы», в очередной раз повторю молодым ребятам-технарям с головой на плечах и знанием английского языка: научный мир — велик, грантов для умненьких ребятишек — немерено. Так хрена ли вам убивать свои лучшие годы на борьбу с неистребимой и тупоголовой российской бюрократией, кормящейся от науки? Железный занавес давно сломали, если что…

P.S.

Сегодня (24.04.2019) коллеги скинули ссылочку на публикацию «Троицкого варианта» об упомянутом выше «конкурсе» Минобрнауки. Желающие могут прочитать её под спойлером внизу. «Вы можете постоянно обманывать несколько человек или некоторое время всех людей, но Вы не можете обманывать всех людей постоянно» (А. Линкольн).

Календарное

23.04.2019 / № 277 / с. 5 / М. Г. / Патология

Чудесный документ был опубликован 17 апреля на сайте Минобрнауки: «Объявление о конкурсе крупных проектов по проведению фундаментальных научных исследований по приоритетным направлениям, определяемым президиумом Российской академии наук». Он начинается словами: «В соответствии с приказом Министерства науки и высшего образования Российской Федерации от 2 апреля 2019 г.», а далее в нем сказано: «Работы <…> принимаются <…> начиная с даты публикации настоящего объявления до 24 апреля 2019 года».

Собственно говоря, на этом можно остановиться: ­Минобрнауки, затратившее две недели на составление форм, теперь дает конкурсантам аж неделю для написания содержательных проектов. Попробуйте прикинуть, на какую сумму предполагается сочинить крупный проект. Правильно: до 100 миллионов рублей.

При этом «представленный в заявке крупный проект должен быть направлен на решение задач, обеспечивающих получение новых знаний об основных закономерностях строения, функционирования и развития человека, общества, природы и освоения таких знаний для устойчивого научно-технологического, экономического, социального и духовного развития России <и> не должен дублировать научные проекты, выполненные ранее или выполняющиеся в Российской Федерации независимо от источников финансирования и исполнителя».

За неделю. На сто миллионов. На три года. На совер­шенно новую тему. Зато можно подавать проект от нескольких организаций, только надо успеть договориться всё за ту же неделю. А потом за тридцать дней министерство эти проекты оценит. Ну и правильно: для оценки написанного таким образом больше и не нужно; можно вообще монетку бросить. Но нет: «Оценка заявок организуется комиссией путем привлечения организаций, имеющих специалистов (экспертов) в соответствующих областях науки, обладающих необходимым опытом и квалификацией».

Чтобы не травмировать читателей, не буду перечислять критерии, по которым будут оцениваться стомиллионные проекты: желающие могут ознакомиться с ними на сайте министерства. Зато указания на то, как описывать содержательную часть проекта, приведу, благо они весьма лаконичны: необходимо представить «сведения о крупном проекте, включающие информацию, необходимую для оценки крупного проекта в соответствии с критериями оценки, указанными в подпункте 3.2. объявления, описание результатов крупного проекта и их соответствие подпункту 1.6. объявления, а также объем заявленной потребности в средствах федерального бюджета с обоснованием планируемых расходов, рассчитанных на срок реализации крупного проекта с детализацией по каждой организации, участвующей в реализации крупного проекта».

Раньше такого рода объявления означали, что всё уже решено: те, кто знал заранее, успели всё подготовить как следует, а сам конкурс проводится для проформы. При новом составе министерства кажется, что это просто такой новый профессиональный стиль. Нуачо такова? Настоящий ученый должен уметь составить стомиллионную грантовую заявку на любую тему за пару часов, будучи разбужен в пять утра после бурного банкета. А неделя дается на оформление бумажек, всё правильно.

М.Г.

Из комментариев:

Читайте также:  Кукен-квакен аспирантуре

Владимир П.
«Перетёр тут с пацанами», в смысле поговорил с представителями дирекции. Их мнение — это «оперативная замена» программ отделений РАН и Президиума РАН (которые кончились), так что победители скорее всего будут те, кто попал в колею ранее действующих программ. Т.е. чисто бюрократическое оформление существовавшей ранее рутинной процедуры.

Сноски   [ + ]

1. «И так она в сестре сказалась, Что это стало всем заметно». «Собака на сене», Лопе де Вега.
2. Америку открыл, ёшкин кот! В СССР такой орган был с 1965 по 1991 гг. и назывался он ГКНТ — Государственный комитет Совета Министров СССР по науке и технике.
3. «Поборемся?», Газета «Поиск», № 16 (1558) от 19 апреля 2019.