«Маваши гери» на защите ( Элемент боевой подготовки аспирантов )

Защита диссертации называется именно «защитой» неслучайно. Но если пересечённая местность и умение быстро бегать могут помочь вам избежать ночной дискуссии в случае, когда кампания гопников внезапно заинтересуется наличием у вас табачных изделий («Закурить есть?»), то, как соискателю учёной степени и непосредственному участнику процедуры открытой защиты кандидатской диссертации, вам не удастся увильнуть от вопросов членов диссертационного совета и присутствующих граждан.

На странице я стою,
Всем вопросы задаю,
Согнут я всегда в дугу –
Разогнуться не могу.
(Загадка)

В принципе, 15-минутный доклад на защите можно прочитать вслух по бумажке. Даже с выражением. Это — не запрещается. Но в своей жизни я видел только одного такого персонажа, когда тот «защищал» написанный папой-профессором «кирпич». В большинстве же случаев превращение аспирантом зала заседаний Учёного совета в избу-читальню вызовет у членов диссовета не совсем положительную внутреннюю реакцию. Которая, вообще-то, может впоследствии трансформироваться у уважаемых профессоров в едкие и неприятные вопросы. Так что лучше заучить доклад назубок и донести его до присутствующих уверенным голосом из гордо поставленной головы, с эмоциональным ударением в нужных местах.

Вопросы из зала!

Вот, основная «засада» для соискателя в ходе процедуры! Именно эти «словесные обращения, требующие ответа» определяют, как правило, исход защиты «диссера»: радостный или печальный. Поэтому умение отвечать на вопросы, даже на те, на которые вы не знаете ответов, — является одним из основных элементов боевой подготовки аспирантов. Я бы приравнял эти навыки к замечательному удару ногами в каратэ — маваши гери. Были, как говорится, и мы рысаками, когда я мог ногой деактивировать выключатель на стене. Но у меня всё в прошлом, а у вас — всё впереди.

Здо́рово, когда у аспиранта или соискателя язык подвешен хорошо по жизни. И присутствие малознакомых или вовсе незнакомых людей его не пугает, потому что он имеет приличный опыт выступлений на публике. Но люди бывают разные, в том числе, застенчивые, заикающиеся, неразговорчивые,… Зная за собой такие особенности, все три-четыре года аспирантуры нужно тренироваться, если не в полном устранении, то в максимальном их нивелировании.

При этом «тренироваться» можно и дома, перед зеркалом, но лучше в условиях, приближенных к боевым. То есть на научных семинарах в организации, к которой вы прикреплены (работаете), или на различных конференциях. Причём, научным семинарам нужно отдать предпочтение. Поскольку, в отличие от конференций, на семинарах вас будут «долбить» гораздо яростнее, дольше и «глыбже». В ТУСУРе, например, есть научно-технический семинар на одной из кафедр, куда записываются из других вузов и организаций и даже городов. Поскольку после прохождения этого «чистилища», никакая защита соискателю уже не страшна.

Что касается «тренировок», то обычно заключительным мероприятием такого рода является предзащита. Хотя и тут бывают «нюансы». Один мой коллега проходил процедуру предварительной защиты своей докторской диссертации трижды! Но если в первый раз он «пролетел» исключительно из-за своей самонадеянности, тупо не подготовив доклад и ввязавшись в абсолютно дурацкую перепалку с присутствовавшими профессорами. То во второй раз соискателя «валили» на объединённом семинаре кафедр уже конкретно из-за его весьма нахального и наглого поведения. И только с третьего раза его выпустили на защиту. На которой тоже было довольно «весело». Вместо 25 минут он «развёз» доклад больше, чем на пол-часа, после чего председатель совета, сделав ему одно или два напоминания о регламенте, оборвал на полуслове. Что абсолютно законно.

Читайте также:  "Охота на диссертацию"

Лет пятнадцать назад я был на одной из защит кандидатских диссертаций, в заключительной части которой (когда присутствующие члены диссовета высказывают своё мнение о работе) один из уважаемых в вузе профессоров встал и сказал: «Мне защита не понравилась. Он не ответил ни на один мой вопрос». И сел после этого. Стоит заметить, что защищавшийся практически толком не ответил и на другие вопросы присутствовавших. Это была самая позорная защита, которую я когда-либо видел.

Между прочим, данный соискатель не смог ответить на элементарный вопрос по одному из графиков: «Скажите, пожалуйста, а что за параметр изображён у вас на оси абсцисс?». Молодой «учёный» подошёл к плакату (тогда ещё не было нынешних видео-презентаций), снял очки и долго вглядывался в чёрную стрелочку в правом нижнем углу. Увы! К его сожалению ось абсцисс, падла, оказалась неподписанной. Профессор, задавший вопрос, видимо не ожидал, что затянувшаяся пауза многократно превысит размеры знаменитой мхатовской, и поспешил тому на помощь: «Очевидно, это время?». «Да, да, время, время!» — радостно залопотало будущее российской науки. Результаты голосования оказались вполне ожидаемыми. Если бы в «корзину» был брошен ещё только один «чёрный шар», то парнишка бы не набрал необходимых 2/3 голосов и «пролетел» бы, как фанера над Парижем.

Хотя, если учесть, что диссертацию ему писал папа, то ничего удивительного в том, что юное дарование не снизошло до таких мелочей, как графики. Господа аспиранты! Пишите диссертации сами. Это поможет вам ответить вам на некоторые вопросы из зала.

Иногда, правда, случаются и иные казусы. Более тридцати лет назад я присутствовал на защите кандидатской диссертации одного из моих коллег, который был старше меня лет на пять. При этом он был очень толковым и грамотным (в отличие от меня) инженером, а сама квалификационная работа была написана им почти по канонам — на крепкую научную «четвёрку». Однако, психологическая особенность упомянутого товарища состояла в том, что он был «молчун». Что и сыграло почти роковую роль.

После доклада, который он сделал, поминутно заглядывая в бумажку с текстом, настал черёд вопросов членов диссертационного совета. На первую пару вопросов он ещё ответил, после чего замолчал. Ну, просто взял и прекратил реагировать на вопросы. Такое бывает. Очень редко но бывает: человек впал в ступор. «Вот такая, панимаш, загогулина получается». И если бы не присутствовавший на защите оппонент, тогда проректор по науке известного московского института (сейчас, университета), фактический вытащивший «застрявшего мыслями» соискателя, то не видать тому учёной степени как своих ушей.

Предусмотреть подобный инцидент, естественно, нельзя. Но учитывать возможность подобного состояния — нужно.

Кстати, даже если вы сами написали «диссер» от «корки до корки», это ещё не гарантирует, что вы сможете без запинки ответить на все каверзные вопросы.

Однако первое, что необходимо запомнить, как «Отче наш», это — выслушивать задаваемый вам вопрос до конца! Например, некоторые шибко умные (как им кажется) господа профессора́ любят впендюрить в один заход сразу несколько вопросов. Или задаваемый вопрос настолько длинен, что сам задающий к концу своего спича теряет нить рассуждений.

Читайте также:  Как подобрать рецензента?

Приведу пример из уже упомянутой выше, едва не проваленной, защиты. Тридцатипятилетнему «мальчику» один из членов диссовета начинает задавать вопрос: «Вот, Вы в своей работе использовали теорию выбросов,…». Тот, не дослушав, перебивает: «Да! Я в диссертации применил теорию выбросов, …». После чего его перебивает уже профессор Г.: «Так, нет никакой теории выбросов!». Пауза… Тишина… Переглядывание в зале. Все понимают, что соискатель с оглушительным и неприличным звуком сел в лужу. Следующий вопрос: «Прокомментируйте, пожалуйста, Вашу модель искусственного протяжённого радиолокационного объекта. Каким образом …». Очевидно, этот вопрос соискатель с папой уже предусмотрел, потому что юное дарование, перебив на вздохе профессора Г., радостно затараторило: «Такой объект мы представили в виде жёстко связанной конструкции точечных отражателей при изменении ракурса на 15-20 градусов, …». Но юноша не на того напал! Уважаемый профессор ещё раз прерывает речь непоседливого «гения»: «Извините, но это совершенно невозможно с физической точки зрения!». После чего в зале началось тихое ржание…

Господа соискатели и аспиранты, не торопитесь! Дождитесь, пока доктор наук закроет за собой рот. И даже сделайте небольшую такую паузу. Пусть он начнёт метаться. При этом не только не возбраняется, но даже рекомендуется переспросить или конкретизировать, что же всё-таки хотел узнать у вас член диссовета: «Уважаемый …! Правильно ли я понял, что Вы хотите уточнить значение …?«.

«Защита» любит наглых, в хорошем смысле этого слова, соискателей, которые драматургически правильно выстраивают перформанс, и не лезут за словом в карман при ответе на вопросы, добиваясь полуобморочного состояния вопрошавшего, когда тот сам умоляет прекратить: «Я понял, понял… Достаточно!». Вспоминая «боевую» молодость и защиту своей диссертации 25 лет назад, могу сказать, что председатель совета по радиолокации и навигации именно так останавливал меня при ответах на вопросы. Говорун я был, ёлки-палки!

Поскольку среди большинства нормальных членов диссовета обязательно имеется один, два экземпляра, которым ваш «диссер» ни во что не упёрся, да и хрен они разбираются, что вы сделали, то нужно ждать от подобных учёных господ вопросов абсолютно не в тему. Буквально под дых. Подготовиться к ним конкретно или предусмотреть заранее — почти невозможно. Особенно мне нравятся беспроигрышные вопросы из серии: «А почему в Вашей диссертации нет ссылки на второй том монографии Ван Триса?» или «А что Вы понимаете под частотой сигнала?». Опа-на! В этом месте особо нервные соискатели со слабо развитым ассоциативным мышлением и артикуляционным аппаратом падают в обморок.

Не один раз наблюдал ситуацию, когда подобные вопросы на защите диссертации вызывали буквально панику у претендентов на учёную степень. А ведь это – всего лишь навсего одна из многих психологических уловок некоторых членов совета. Как можно ответить «да» или «нет» на вопросы типа «Часто ли Вы бьёте свою жену?». Ведь в действительности убелённого сединами или украшенного лысиной профессора, который их задаёт, ваш ответ не интересует. Они «хочут» свою «я» показать. Любое «беканье-меканье» соискателя он всегда трактует, как полное «научное ничтожество» аспиранта нового поколения и торжество «старой» научной школы!

Читайте также:  Данте, помноженный на 3

А ведь, знакомство с новыми публикациями и некоторая бойкость языка могла бы позволить вам элегантно вернуть брошенную в физию перчатку: «Не умаляя достоинств упомянутой Вами монографии 1978 года издания, обращаю Ваше внимание на то, что в моей диссертации приводится обзор результатов, опубликованных в зарубежных и отечественных монографиях и статьях за последние 10-15 лет». Вежливо и дипломатично уклонились от ответа на вопрос, да ещё мимоходом обвинили профессора в архаичности! «Учитесь, Киса!».

«—А каким образом ваше устройство реализовано конструктивно?».
«— Ещё раз обращаю внимание уважаемых членов диссертационного совета, что моя работа была посвящена, в том числе, схемотехнической проработке новых решений. На нашем предприятии вопросами конструкции данных устройств и последующего их размещения на спутниках специального назначения занимается целый ряд других отделов. Более подробно я смог бы прокомментировать конструктивные особенности изделия в частном порядке».

Запомните, что на защите диссертации ни в коем случае нельзя отвечать «Нет!», «Не знаю!», «На провокационные вопросы не отвечаю!», «Да пошли вы все в ж.пу!». К  кульминационному моменту аспирантуры у вас в голове должно быть сформировано несколько десятков возможных шаблонов ответов «на все случаи жизни». Желательно, как не очень длинных, так и довольно многословных. Можно привлечь к этому «коллекционированию» и своего научного руководителя. Отвечая на вопросы кратко до безобразия, вы можете разочаровать присутствующих докторов наук. Заслуженные учёные могут посчитать, что вы им грубите или, не дай Бог, не по летам умнее их.

Хотя, во время вопросов обычно принято соглашаться со всеми критическими замечаниями, в некоторых случаях, когда вы категорически не согласны с тем, что услышали, попытайтесь облечь своё несогласие в дипломатические «одежды». К примеру так: «Мне кажется, что ваш вопрос не совсем связан с темой моего исследования. Дело в том, что в данной работе я попытался найти решение…». Не следует грубить или отвечать, апеллируя к залу: «Вы только гляньте-ка! Ведь он вообще ни хрена не петрит в этой тематике!».

Иногда соискатель, подученый опытным научным руководителем, сознательно допускает ляп или ляпы в ходе своего доклада, провоцируя тем самым членов диссовета на вопросы. Ответы на которые, конечно, уже давным-давно заготовлены. Но поморщить лобик, изображая глубокие раздумья при ответе на «очень сложный» вопрос — нужно обязательно. Пусть профессор, задавший вопрос, порадуется, что смог загнать вас в «тупик». Много ли им надо на старости лет? Всего лишь уважения и преклонения.

Кстати, на все вопросы (даже самые дебильные) от присутствующих на защите постарайтесь отвечать абсолютно корректно и вежливо. Насчёт «доброжелательно» настаивать не буду. Я понимаю, что иногда это бывает очень трудно. Но чем больше у вас в голове будет сидеть «заготовок», тем быстрее вы сможете вытащить их в нужный момент. Чем чётче и яснее вы будете отвечать, тем меньше вопросов будет задано. Все сразу поймут, что перед ними стоит молодой человек (девушка), которого(ую) нефиг долго держать у проходной, а нужно побыстрее запустить в науку.