86 мартобря Зовите санитаров!

«Мартобря 86 числа. Между днём и ночью. Сегодня приходил наш экзекутор с тем, чтобы я шёл в департамент, что уже более трёх недель как я не хожу на должность. Я для шутки пошёл в департамент. Начальник отделения думал, что я ему поклонюсь и стану извиняться, но я посмотрел на него равнодушно, не слишком гневно и не слишком благосклонно, и сел на своё место, как будто никого не замечая».

Все государственные вузы, как Маша-отличница, должны в начале года готовить и отправлять в Минобрнауки отчёты с хреновой тучей данных за предыдущий год. Данные касаются всего: кадров, финансов, подготовки кадров, публикаций и т.д. и т.п. Я как-то не поленился несколько лет назад и подсчитал число показателей в этом отчёте, гордо именуемом “Report”. Так, например, в отчёт о своей научной деятельности за 2016 год каждый вуз или научная организация России должна были вбить в таблицы почти 1800(!) показателей. Причём треть всех показателей — финансовые. С тех пор объём требуемых данных только увеличился. А сколько подобных запросов отчётности от вузов сыплется от разных контор и конторок под «крышей» Минобрнауки или самостийных структур!

Читайте также:  Либеральные перекати-поле

Причём на прямой вопрос чиновникам: «Какого хрена вы плодите дополнительную отчётность?», они отвечают: «Мы будем анализировать». Да, вы, блин только на моей памяти уже двадцать лет всё «анализируете, анализируете, да не выанализируете».

Так где положительный результат этих «анализов» для страны? Для России, понятное дело, где — в Караганде. А для конкретных ребят из ВШЭ, других приближённых учреждений и самого министерства, результат-то вполне осязаемый — успешное освоение всяческих грантов на «информационные системы» и «аналитические исследования». Вот, здесь описан классический пример того, как некое худосочное «ООО» с 2007 по 2012 «освоило» 140(!) млн. бюджетных рублей на проведение так называемых НИР. Причём, ни одно из наименований, по сути, никакой НИР не являлось! Угадайте с трёх нот, кто был заказчиком? Правильно — Министерство образования и науки нашей с вами Федерации.

Сегодня — 30 января 2020 года. Но до сих пор «оболочки» для этого “Report” нет, хотя приказ Минобрнауки о предоставлении сведений в рамках этого отчёта пришёл уже два дня назад. Разработкой и обновлением этой фигни уже много лет занимается ЛЭТИ, и обычно соответствующий сайт начинает дышать в конце года или в первых числах января. «Чо» происходит в Питере, в частности, в ЛЭТИ, в 2020 году непонятно. То ли мужики ещё не вышли из каникулярного запоя, то ли набивают электронную оболочку новыми, нахер никому не нужными, данными — неизвестно.

Читайте также:  Азбучное убийство

Но версию с продолжающимся процессом выхода из затянувшегося запоя1)Господа аспиранты будут удивляться, но много лет назад удостоверения кандидата (доктора) наук могли приходить с запозданием в несколько месяцев. Причина была до удивления банальной. Просто мужик, который каллиграфическим почерком заполнял удостоверения, время от времени уходил в запой. подтверждает фрагмент скрин-шота, сделанный сегодня на сайте разработчика. Обычно в феврале — 28 дней. В високосном году — аж 29. Но у ребят из Питера в феврале 2020 года будет 31 день! С чем нас всех и поздравляю!

31 февраля 2020P.S.
Утром 31 января дурацкую заставку про немыслимый февральский день таки убрали. Что, по-видимому, объясняется тем, что страна за три дня уже вдосталь успела насладиться ЛЭТИшным проколом, и кто-то по телефону ткнул ребят носом в их «косяк». А после обеда пресловутую «оболочку» всё-таки выставили на всеобщее обозрение. И как я успел разобраться, никаких особых изменений по сравнению с прошлогодней версией не сделано. Чем тогда объяснялась такая задержка, не понятно. Вряд ли ЛЭТИшники что-то определяют стратегически. Может быть, это — проявление неких «тёрок» в Минобрнауки? Хрен их знает…

Сноски   [ + ]

1. Господа аспиранты будут удивляться, но много лет назад удостоверения кандидата (доктора) наук могли приходить с запозданием в несколько месяцев. Причина была до удивления банальной. Просто мужик, который каллиграфическим почерком заполнял удостоверения, время от времени уходил в запой.