Опять двадцать пять ( соискателям учёных степеней посвящается )

Проскочившая на днях новость от 11 апреля об изменениях в порядке присуждения учёных степеней заинтриговала меня не на шутку. «Чо» там ещё-то зафигачили эти орлы? Но поскольку документ только подписан г-ом Медведевым и пока ещё не опубликован, пришлось тащиться на сайт Правительства за информацией. Суть изменений изложена там кратко, но, в принципе, понятно. Однако, самое ценное в этом материале — это ссылка на текстовое изложение выступления г-на Дворковича на данную тему и его диалоги с Председателем Димой. Кстати, а с какого перепуга про порядок присуждения учёных степеней в РФ докладывал не министр образования и науки, а человек, не имеющий российских степеней и званий вообще?

Юмор в СССР

Чуть меньше пятидесяти лет назад на радио «Маяк» появилась утренняя передача «Опять двадцать пять» (см. краткую информацию в конце материала). Двумя другими легендарными радиопередачами советской поры были «С добрым утром» и «На всех широтах». Но если две последние передачи были воскресными, то «Опять двадцать пять» шла по будним дням. Не всегда в ней были «шедевры», но похихикать от души перед школой, а затем — перед парами в институте, можно было обязательно.

Российская смехопанорама

Этот радио-бальзам на советские души канул в вечность вместе с СССР. А размножившиеся в настоящее время со скоростью бактерий «юмористические» передачки на радио и в телевизоре про «ниже пояса» по большей части ничего, кроме кривой ухмылки, не вызывают. Хотя, между прочим, огромный пласт юмора и сатиры остаётся до сих пор невостребованным. Я говорю о заседаниях Правительства РФ.

В этом контексте упомянутая беседа Дворковича с Медведевым так и просится на телеэкран. Ну, почему бы не выделить целый канал для трансляции выступлений этих ребят. Причём в нужных местах включать «реакцию зала»: хохот, свист, аплодисменты, топот ног и прочее. И самим членам Правительства будет веселее рассказывать о проблемах и обсуждать достижения, и людя́м уже не надо будет тыкать по пульту в поисках КВНа, Петросяна, Камеди клаб и прочей шняги.

Читая отлитые в граните, изумительные по красоте, перлы Дмитрия Анатольевича, типа: «Столица – это столица, Петербург – это Петербург», или живенькое обсуждение темы «вечного хранения» информации на серверах, я страшно жалел о том, что в текстовой редакции не слышно интонаций и не видно лиц двух государственных мужей огромного масштаба. Ну, например, как здесь.

Слова ОТЛИВАЮТ из меди и стали!
А вот на граните слова ОТБИВАЮТ!
Но граждане нынче покорными стали:
Медведева слушают — и отливают…
(Г. Фрумкер)

А если серьёзно, то некоторые места в докладе г-на Дворковича, который и железными дорогами занимается, и авариями на шахтах, и российским турбизнесом, вызывает вопросы к этому универсалу-многостаночнику.

Например, «Кроме того, регламентируется, что соискатель учёной степени имеет право представить диссертацию в любой диссертационный совет, который наделён правом проводить защиты по соответствующей научной специальности , а не в какой-то определённый, – где он обычно живёт или делает работу, как это есть сейчас. Эта норма крайне важная».

Г-н Дворкович, по-видимому, открыл для себя Америку, в которой он в 1997 году получил степень магистра(!) университета Дьюка (Duke University) в Северной Каролине. А до этого было иначе что-ли? Единственное, что сдерживало и сдерживает защиту диссертаций аспирантами в других городах и весях России — это деньги, или, вернее, их отсутствие. Например, сейчас соискателю из Томска защита в Питере или Москве обойдётся минимум в 90-100 тысяч рублей с дорогой туда-обратно и прочими расходами.

А момент, когда два этих конкретных учёных соседа — один кандидат-юрист с двумя работами в списке литературы, а другой — магистр американской экономики, без улыбок обсуждают «вечное» хранение информации на серверах — это просто смешно.

Единственная, по настоящему серьёзная, вещь, которая может реально напрячь диссертационные советы — это следующая фраза: «… заседания диссертационного совета будут фиксироваться средствами аудиовидеозаписи…». Внимание: написано заседания! Во множественном числе! Если это не опечатка, и эти пацаны имеют в виду все заседания диссоветов, то это будет такой геморрой, что мама не горюй!

Юмор в кандидатских штанишках

И, напоследок, — чисто поржать. Один приятель скинул мне на днях ссылку на замечательное место в одной кандидатской диссертации, на которую он наткнулся за каким-то хреном в интернете. Цитату в студию!

«Нaпpимep, тpи плюc oдин paвнo чeтыpe
в дecятичнoй cиcтeмe кoopдинaт
нa дaнный мoмeнт, былo paвнo чeтыpём
50 лeт нaзaд, и бyдeт, cкopeй вceгo,
paвнo чeтыpём eщё дoлгo.
Нo в гyмaнитapныx пpeдмeтax дeлo
oбcтoит инaчe».

Диссертация на соискание степени кандидата технических наук, между прочим! Если это такой тонкий троллинг, то я впервые сталкиваюсь с таким явлением в кандидатской диссертации. А если нет, то читал ли работу научный руководитель — вот проклятый вопрос…

Немой вопрос Президенту

Хотел задать Светлейшему вопрос (см. ниже) на предстоящей прямой линии о том, когда он планирует разогнать к чёртовой бабушке Правительство Медведева, но потом решил, что это всё равно бесполезно. Он уже отвечал на подобный вопрос в прошлом году. Остаётся надеяться, что Владимир Владимирович приберёг такого козырного туза к осенним выборам в Госдуму, либо это Правительство жутких профессионалов будет, скорей всего, ещё долго «радовать» россиян до их полного конца.

Вопрос Путину

— Уважаемый Владимир Владимирович, у меня два вопроса, на который можно ответить: «Да, нет».
Пожалуйста.
— Владимир Владимирович, Вы прислушиваетесь к мнению населения России?
Да, конечно.
— По опросам министр образования и науки Ливанов стабильно занимает последнее место в рейтинге Правительства. Вы его уволите?
Нет.
— Спасибо, у меня всё.

[свернуть]
Радиопередача "Опять двадцать пять"

В 1968 году появилась на «Маяке» передача «Опять двадцать пять». Утренняя, действительно 25-минутная передача, которая выходила в эфир первоначально даже три раза в течение одного утра — в 3:05 — для восточных районов, в 7:05 и 8:35. Передача мгновенно стала очень популярной, заряжающей добрым улыбчивым настроением десятки тысяч слушателей.

Довольно скоро её популярность стала беспокоить разного рода начальство. Руководящие лица государства очень болезненно реагировали даже на самую лёгкую критику. Проблемы торговли, транспорта, бытовых услуг, здравоохранения — все те сферы, где допускались разговоры об отдельных недостатках, критика, сатира, тем не менее болезненно воспринимались отдельными руководителями, которые именно в 8:35 как раз направлялись в свои министерства и ведомства и естественно слушали радио в своих персональных лимузинах передачу «Опять двадцать пять».

Посмеявшись над шутками и сценками, они остро реагировали над критическими материалами, касающимися своей отрасли и тут же звонили руководству радио, обращая его внимание на неуместное зубоскальство по поводу положения в отрасли, пусть даже это «отдельные недостатки». Произносились проверенные слова «очернительство», «не замечают больших успехов, а выпячивают мелкие огрехи», «нам нужен социальный оптимизм, заряженность на работу, а тут такое говорят, что руки опускаются».

Словом, передачу с 8:35 сняли, чтобы «не травмировать» руководителей в начале рабочего дня, а контроль за дозировкой критического начала усилили.

После 1976 года передачу переименовали. Почему переименовали? Одна из распространённых версий причины изменения названия была связана с окончанием работы XXV съезда КПСС. Кому-то из идеологов показалось неуместным название «Опять двадцать пять» после решений исторического съезда. Передача стала называться «Улыбнитесь, пожалуйста». Простенько и без ассоциаций.

(Источник)

[свернуть]